Илья Сегалович

Илья Сегалович

1964 — 2013

Основатель и директор по технологиям Яндекса, создатель первой версии поисковика и автор слова Yandex, эрудит и гражданин с активной жизненной позицией, один из организаторов реабилитационного художественного центра «Дети Марии», отец пятерых детей.



* * *

Как-то на одном из мероприятий для стартапов среди экспертов был Илья. Основная часть мероприятия заключалась в том, что эксперты сидели за несколькими большими столами и по очереди по паре минут общались с начинающими предпринимателями, стараясь понять суть проекта и дать дельный совет. Значительная часть стартаперов выступала с откровенно бредовыми идеями, даже не пытавшись проверить придуманные ими факты поиском в Яндексе. Некоторые участники говорили бессвязные вещи. Хотелось встать и уйти, а никак не разбираться в том, что же они говорят. Однако Илья подавал пример — каждого человека, даже с безумными идеями, он слушал так, как будто тот открывает тайны мироздания. И каждому с доброй улыбкой он давал совет, иногда просто предлагая читать книги. Теперь, когда приходится сталкиваться с людьми, чьи идеи кажутся бредом, я каждый раз вспоминаю Илью, внимательно слушаю и пытаюсь найти что-то полезное.

А однажды, в ответ на какой-то мой недоумевающий пост в блоге про какие-то непонятные события, Илья прислал мне ссылку на то, как надо читать новости, чтобы понимать, стоит ли верить прочитанному. Ту ссылку уже и не вспомнить, а некоторые идеи я использую до сих пор. И каждый раз мне вспоминается Илья. Думаю, что он улыбался, отправляя ту ссылку...

Гайдар Магдануров, Runa Capital

* * *

Это трогательное уменьшительно-ласкательное «Илюша», произносимое многими, в том числе великовозрастными брутальными мужчинами...

Мне посчастливилось побывать дома у Ильи на один из Новых годов. Именно «посчастливилось», потому что соприкосновение с миром Ильи и с ним самим расценивается мной как причастность к чему-то большому и настоящему. Что я ожидала от праздника, проведённого в доме Ильи, слыша слова «Рублевка», «дом», «топ-менеджер», «Яндекс»? Все что угодно, но только не то, что я увидела. Илья и много детей рядом с ним, и он отдает всем свою любовь и доброту, щедро и бескорыстно.

Александра Орлова

* * *

Немного знал Илью до его яндексовской биографии. Он пришел после распределения из МГРИ в наш ВИМС (тогда — Всесоюзный институт минерального сырья). Скромный и умный парень. От института выезжал в подшефный пионерский лагерь (еще тогда — любовь к детям). Играли в футбол на первенство института. Увы, вот такие мои скромные воспоминания... Игорь Петров

* * *

Я написал о мелкой баге в поиске на соответствующую рассылку, ребята что-то ответили, уточнили у меня, в итоге пишут, что бага скоро исчезнет, когда будет добавлено соответствующее расширение, а Илья тут же пишет в ответ: «Вообще-то я, помнится, сам вбивал -ие/-ье в какие-то (почти все какие надо) парадигмы (и списки окончаний) в нашей морфологии. Вы уверены, что морфологическое расширение — это не „расширение“? Илья».

Мелочь в общем-то, незначительный рабочий момент, но меня тогда поразило, что он сам вникает даже в такие мелкие баги и все помнит, а сейчас я понимаю, что в этом был весь он — потрясающий эксперт, профессионал высочайшего уровня, который, несмотря на огромный объем работы, был всегда готов вникать в любые мельчайшие детали и придавать им значение — настолько, что даже на такую мелкую багу незамедлительно среагировал сам.

А бага касалась последнего стихотворения Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья». Может быть, поэтому мне так вспоминается именно этот эпизод.

Александр Гаврилин, Яндекс

* * *

Можно быть начальником, и чтобы люди тебя боялись. А можно быть таким, как Илья. Я долгое время вообще не знала, кем он работает. Он просто заходил в кафе, просил кофе и улыбался, что-то рассказывал всегда. А однажды, когда была экскурсия в Яндексе для Павла Дурова, он пытался меня с ним познакомить и сделать так, чтобы тот добавил меня в друзья. А потом выдал: «Ну это же круто, если он у тебя в друзьях будет». Вот такой неожиданный, открытый, добрый, такой честный даже с теми, кого мало знает.

Я прочитала о его смерти спустя неделю. Ком в горле и слезы. Вечная память.

Ирина Арон, бариста

* * *

Мне посчастливилось общаться с Ильей в 1987 году. После окончания Геологоразведочного института Илья работал по специальности во Всесоюзном институте минерального сырья (ВИМС). Там же работала моя мама, в том же отделе, куда пришел работать Илья.

ВИМСу принадлежал летний пионерский лагерь с соответствующим названием «Геолог», где отдыхали дети сотрудников, а в качестве вожатых работали преимущественно сотрудники ВИМСа.

К тому моменту я уже много лет ездил отдыхать в «Геолог» и последовательно прошел все отряды, от самого младшего до самого старшего (первого). И в тот год Илья поехал пионервожатым именно в первый отряд.

Я уже успел повидать много вожатых, но Илья был удивительным человеком, ни на кого не похожим. Он постоянно генерировал разные идеи. В день заезда по традиции нужно было придумать название отряду. Звучали предложения со стандартными названиями: «Костер», «Зарница», «Орленок» и т. п. Илья предложил уйти от штампов и назвать наш отряд «Эверест» — как самую высокую вершину, к которой необходимо стремиться. Часто, шутя, он называл наш отряд по-восточному — «Джомолунгма». Видя, как мы играем в бадминтон, просто гоняя воланчик, он предложил разбить площадку, натянуть сетку и играть на очки.

Он организовал КВН (по тем временам это было большой редкостью) между сборной вожатых и сборной пионеров. Помню, одно из заданий-экспромтов состояло в том, чтобы изобразить без слов кого-то из противоположной команды, а ее игроки должны были угадать, кто это. Я пытался показать человека с горящими глазами, который энергично жестикулировал, пытаясь зажечь публику своими идеями. Большинство угадало, что я пытался показать Илью.

Еще одно его качество — прямолинейность, он мог сказать все, что думает, даже в глаза человеку. Причем это звучало как-то так просто и искренне, что ни у кого не возникало желания обижаться. А его афоризмы и шутки я постоянно вспоминаю.

Естественно, даже непродолжительное общение с таким человеком оставило свой след, и меня очень интересовала судьба Ильи. Мама сказала, что в ВИМСе он долго не задержался и даже подал документы в посольство США для выезда туда. Это было логично, и все равно грустно, что такие люди покидают страну.

Но позже мамин сослуживец сообщил, что случайно видел Илью в Москве. Илья сказал, что ему разрешили въезд в США (кто бы сомневался!), но покидать страну он пока не спешит, так как, по его словам, намечается интересная работа.

Прошло много лет. После окончания института я остался в нем преподавать. Собирая материал для занятий и для диссертации, я часто натыкался в списке литературных источников на материалы, автором которых был И.В. Сегалович.

Прошло еще какое-то время, я еду на машине и слушаю радио «Бизнес FM». В то время там была рубрика «Герои нашего времени», где рассказывалось о людях бизнеса, которые сколотили капитал своими мозгами и при этом сохранили человеческое лицо. Я слышу примерно следующий текст: «Он мечтал стать математиком, учился на геолога, занимается интернет-поиском и подрабатывает клоуном. ... Илья Сегалович, один из основателей Яндекса, такое-то место в списке „Форбс“, столько-то миллиардов рублей».

Я чуть не съехал на обочину от неожиданности. Я, конечно, не сомневался в том, что Илья «далеко пойдет» и я о нем еще услышу, но чтобы это было настолько рядом... Что я практически каждый день пользуюсь трудами его рук и мозгов ... Охватила огромная гордость за себя, что я знаком с таким человеком, сразу стал искать во многом тайный смысл: неспроста я перепробовал множество поисковиков, но интуитивно остановился на Яндексе, впрочем, то же можно сказать и про другие сервисы (Погода, Пробки, Почта и др.).

Прошло еще несколько месяцев, может быть, год, я снова еду в машине и снова слышу ту же рубрику с тем же героем и тем же текстом, только место в списке более высокое и количество миллиардов увеличилось.

Рубрика эта в скором времени перестала существовать, это было неудивительно: подобных героев у нас действительно немного (а такие люди, как Илья, вообще уникальные), а рассказывать об одних и тех же людях, меняя только финансовые показатели, неинтересно.

В какой-то момент мне очень захотелось с ним связаться — задумался о поиске новой работы. Но если бы и не получилось с работой, я понимал, что даже непродолжительное общение с таким человеком может очень сильно вдохновить и зарядить новыми идеями. Хотя надежды на встречу было немного. Найти информацию об Илье и его страницы в соцсетях оказалось делом очень простым. Я послал запрос на добавление в друзья, который сопроводил письмом о пионерском лагере и о гордости за него. Но, узнав обо всем, чем он успевает заниматься, я практически утратил надежду на то, что он откликнется при такой занятости.

Тем не менее через два дня я получил письмо от робота: «Илья Сегалович принял Ваше приглашение и присоединился к Вашему 1-му кругу». А еще через два дня — новое письмо: «Илья Сегалович написал Вам сообщение». Перехожу по ссылке и не верю своим глазам: «Саша, привет! Конечно, я все помню! Давай попробуем встретиться? Я в Москве, можем встретиться в Яндексе, например. Мы ищем хороших людей, это несомненно. :) Могу с утра попить кофе, или в Яндекс подъезжай. Мой email ___________»

Удивительно: с момента, как задумал связаться с Ильей, до момента, как пил с ним кофе в его кабинете, прошло менее недели.

Илья появился в вестибюле Яндекса точно в то время, как назвал, и тут же достал из портфеля и надел беджик (как и на многих фото, он с различного рода беджиками). Это было очень необычно, как будто это был не один из руководителей интернет-гиганта, а рядовой сотрудник. Да и вообще, за то короткое время, что я успел с ним пообщаться (что греха таить, сколько с таким человеком ни общайся, всегда кажется мало), я понял, что Илья не только не утратил своей скромности, но и в остальном все такой же, как четверть века назад: отзывчивый, открытый, генерирующий на ходу разные идеи, остроумный, прямолинейный, говорящий то, что думает.

По окончании нашего разговора он проводил меня до дверей: «Удачи, маме привет, если будут какие вопросы — пиши на почту».

Этого человека хватало на всё и на всех! Даже я, знавший Илью немного, до сих пор испытываю сильную боль от такой потери. Каково же тогда его родным, близким, единомышленникам?

Александр Рабинович, доцент МГИУ

* * *

Во время одной из командировок в московский офис я пришел на четвертый этаж, туда, где находился отдел качества поиска, и занял не глядя маленький стол в уголке. Стол оказался необычным: у него был электрический привод, позволяющий регулировать высоту, и имелась резиновая столешница. В общем, было очевидно, что его владелец отличается оригинальностью. Через два часа появляется Илья. Здороваемся, кратко обсуждаем ситуацию с моим тогдашним проектом, думаем, что можно сделать, и он куда-то уходит. Я продолжаю работать. Затем он возвращается через два часа и проходит мимо. Я краем глаза замечаю то, как он задерживает взгляд на мне и столе, за которым я стоял. Я был в замешательстве: «Что это значит?» Оказалось, что я занял его стол. Как только я осознал, я извинился и сказал ему, что я сейчас же ухожу и освобождаю его рабочее место. На что он начал сильно возражать и сказал, что я могу работать здесь столько, сколько нужно, и что стол ему не нужен. Так повторилось трижды: Илья проходил мимо, а я предлагал ему освободить стол. Что за странный диалог у меня был с основателем компании: я хочу его пустить за его рабочее место, а он не хочет!

Этот случай отложился в моей памяти на всю жизнь. Я никогда не видел раньше, чтобы люди, имеющие такие состояния, были настолько этически зрелыми. Огромная удача нашего времени в том, что нам представилась возможность общаться с Ильей, это сделало нас всех морально лучше и сильнее. Удачи тебе на небесах, дорогой коллега.

Александр Сибиряков, Яндекс

* * *

Я — директор строительной фирмы. Мы строили теннисный корт у Ильи Сегаловича дома, в деревне Грибаново. Первое, что меня поразило в первый приезд к нему в дом, — это количество детей. Только спустя недели две я узнала, кто этот человек, чем он занимается. Сколько он сделал добра!!! Олеся Кожевникова

* * *

Впервые я услышала про него еще в 2000 году от яндексоидов, и как-то они всегда про него очень ласково и очень уважительно говорили; кажется, я сама его чуть не назвала потом Илюшей при первой встрече. Мы тогда только-только сделали TEDxMoscow в «Вышке» и планировали делать TEDxPerm в сентябре. И подбирали выступающих. Илья был в числе первых, кого хотелось позвать. И вскоре мы с Лешей Каптеревым приехали в Яндекс, чтобы поговорить с ним, выудить хорошую тему для выступления, понять, как все вообще у них устроено и зачем Илья делает то, что он делает. Мы проговорили часа три. Я помню почти все.

Илья рассказывал про геологию и морфологию поиска, про то, что идея зарабатывать собственным интеллектом в 90-е была совершенно бредовой, но они выбрали ее, а не спирт Royal или банки. Про «Детей Марии», поездки на Селигер и про Адама Пэтча. Про жонглирование. Про продукты Яндекса, которые были сделаны, и про те, которые только еще будут. Про то, как пользователи ищут то, что им нужно, и тем самым предоставляют Яндексу еще больше информации, которая непрерывно улучшает поиск. Про то, как удивительно, что маленькая история выросла и так переросла создателей. Про то, что карты устарели, а очень нужно, чтобы карты были правильными. Про то, зачем это все нужно вообще и как важно задавать вопрос «зачем».

И на TEDxPerm он рассказывал про то, как пользователи Яндекса могут помочь «Детям Марии» найти дорогу домой, анонсируя выходившие тогда Народные карты. И в этом выступлении про продукт было так мало продукта. А было так много этики, энтузиазма, скромности, увлеченности своим делом, так много внутренней свободы. И так много любви. Илья был недоволен выступлением, говорил, что смазал. И правда, смазал.

Но вот уже несколько лет прошло, а я так и рассказываю эту историю друзьям и каждый раз понимаю, что она вновь и вновь меня потрясает до слез. И по ней можно сверять себя, как по камертону.

Ольга Дука, агентство Improve

* * *

В 2012 году я оказался на конференции YaC на ВВЦ. Все с самого утра ожидали какой-то большой новости, и не зря: на сцене зала № 1 Аркадий Волож презентовал Яндекс.Браузер — к восторгу большей части аудитории. После его выступления я вышел на этаж и увидел Илью, облепленного возбужденными посетителями, наперебой задававшими вопросы про дальнейшую стратегию компании. Сегалович выглядел как достопочтенный, но великодушный хозяин мероприятия и отражал их своими ответами, подобно опытному теннисисту. Его окружал какой-то пузырь вдохновения и уверенности, словно создававший свое гравитационное поле, притягивая всех к себе, — я ему поддался и примкнул к толпе, на ходу выдумав какой-то пустяковый вопрос, чтобы урвать хотя бы несколько секунд внимания. Вопрос был настолько мелким, что теперь даже не вспоминается. И все же, когда я с ним вклинился, Илья внимательно выслушал и мгновенно дал точный и исчерпывающий ответ — прямо как Яндекс, после чего переключился на следующий, совершенно не сбавляя темпа.

Все, что мы делаем, является нашим естественным продолжением — и становится очевидным, от кого созданный Аркадием и Ильей продукт унаследовал свои ключевые качества. Воображение рисует киберпанковскую картину, в которой часть Ильи перешла в созданный им организм и продолжает жить в сознании сотрудников, серверов и пользователей. Если это правда, то пусть пузырь продолжает расти и объединять тех, кто верит в те же вещи, что и человек в его центре. Лично я — верю.

Алексей Бадарин

* * *

I spent far too little time with Ilya, although his generosity made it more than I would have expected. (I wonder how he does it, because he isn’t just generous to me and takes on far more important things). A true gentleman, generous, thoughtful, intelligent, he inspired me to try and do something more, and something better, from the first time I met him.

Characteristically, that meeting happened because he made some time to talk to me about a problem I had, that someone suggested he could help with. And my first impression held as long as I knew him, through all our interactions, through everything that anyone said about him, through seeing things that he did, or said, or had said long ago.

Russia and the world have lost a good man. His legacy includes an inspiration to many people to be better, and do better. There are many people who will miss him. But when we think about him, if we can say «we’re still doing our best for a better world», maybe we’ll feel a little happier for what we had, and so less sad for what we lost.

Charles McCathie Nevile, Яндекс

* * *

Я познакомился с Ильей Сегаловичем на RuSSIR 2010 в Воронеже. Он с группой яндексоидов приехал на последний день или два. Это был улыбчивый человек в джинсах, кедах и толстовке. Меня удивила его простота и открытость в общении. А на вечеринке по случаю закрытия летней школы по поиску Илья весело вытанцовывал вместе со студентами под какую-то модную тогда песенку с венгерскими нотками. У него здорово и лихо получалось.

После общения с таким веселым, умным, профессиональным и абсолютно не «бронзовым» человеком, как Илья, закипала энергия и хотелось сделать что-то классное, что-то интересное, что-то под стать его уровню.

Александр Затворницкий

* * *

Познакомился с Ильей в 2004 году, будучи аспирантом ВИНИТИ РАН, благодаря конкурсу по интернет-математике, который он проводил, и так начались мои первые исследования в информационном поиске и машинном обучении. Помню, как Илья после круглого стола на конференции по интернет-математике в НМУ объяснял мне на пальцах суть одного из алгоритмов по поиску документов-дубликатов. А за несколько минут до этого я побывал на его выступлении — доклад был живой, интересный, Илья жестикулировал, говорил довольно быстро. И вдруг слово «признаки» забылось, докладчик на секунду прервался и обратился к залу за помощью: «Признаки?» Мы вразнобой отвечали: «Attributes. Features.» Илья моментально выбрал второй вариант, и стремительный рассказ возобновился. После этого короткого, но ярко запомнившегося мне знакомства Илья приглашал на конференции, присылал сборники трудов, приглашал на работу, и наш коллектив активно сотрудничал с компанией. А теперь совместными усилиями открывается целый факультет компьютерных наук в НИУ ВШЭ. Думаю, что Илья был бы рад этому.

Последний раз встретились с Ильей на конференции по информационному поиску — ECIR 2013, которую мы проводили в Москве. Сидели в одном ряду, Илья вел сессию, а параллельно редактировал документ по одному из молодежных проектов, жаль, времени было так мало, и успели обменяться только парой приветственных фраз.

Да, Илья умел вдохновлять, и талантливая молодежь — мои друзья и коллеги — очень позитивно о нем отзываются.

Дмитрий Игнатов, доцент НИУ ВШЭ

* * *

Гении уходят не прощаясь,
Не говорите Гению «прощай!».
Жизнь Их — самоотдача,
Смерти нет для Них —
Есть только Рай!

Гении уходят не прощаясь,
Их заслуги, труд, и вклад, и пыл,
В детях, в нас — народе продолжаясь,
Укрепляют наш народный тыл!

Гении уходят не прощаясь,
Им пора, Они не скажут нам,
Что Их призывают в Поднебесную
Совершенствовать код Универсума.

Гении уходят не прощаясь,
Не говорите Гению «прощай!».
Лучше же галантно и красиво
Скажите Гению от всей души «спасибо!». Оксана Ромеро

* * *

Помню, как рассказывала маме: «Представляешь, мам, у нас проходят собрания, на которых обсуждаются квартальные итоги. Включают проектор, запускают презентацию, сотрудники садятся на пол в кружок и обсуждают сделанное. И Сегалович тоже садится рядом на пол и слушает». Мама удивилась, что такой человек, миллионер и создатель поисковой системы Яндекс — и сидит вместе со всеми, на полу!


Прошли времена, когда поиск собирался в коридоре на полу, чтобы обсудить квартальные достижения. А Илюша так и не обзавелся собственным директорским кабинетом, продолжая сидеть вместе с ребятами в опенспейсе. Он был очень простым и при этом невероятно симпатичным. Встретить его в лифте — было счастье. При его присутствии на встречах возникало волшебное ощущение: с этим проектом все будет хорошо.

Помню, как волновалась, когда шла на первую встречу с его присутствием — «там же будет сам Сегалович» — а выходила с ощущением того, что все сбудется. Все будет хорошо.

Мария Липатова, Яндекс

* * *

Мы знакомы со 2-го класса, всё наше детство прошло вместе, в ВИРГе, где Илюшина семья жила, а наши родители работали. Мы виделись каждый день, учились в одной 54-й школе, в параллельных классах, а когда наступали каникулы, весь день был в нашем распоряжении. Будучи обыкновенными мальчишками, мы бегали, прыгали, резвились и придумывали множество различных игр и правила к ним. Игру «собачий футбол на качелях» не найдёт ни один поисковик мира, а придумал её Илья... Но нашей настоящей страстью были шахматы, мне кажется, мы могли сутками в них играть.

Одно из ярких воспоминаний — нас принимали в пионеры. И пусть с тех пор многое изменилось в отношении к этой организации, но мы всегда с ним помнили тот день, когда мы счастливые, в белых рубашках и красных галстуках, лазали по невесть откуда взявшейся груде кирпичей.

В Илюшиной квартире стоял журнальный столик, на нём всегда был открыт журнал «Огонёк» на последней странице, а там довольно сложный кроссворд всегда полностью решён — это гениальная эрудиция Валентина Ильича, которая передалась Илюше.

Была в ВИРГе речушка, которая зимой замерзала, и как-то раз зимой мы пошли полюбоваться уже таявшими льдинами. Одна из них нам понравилась. У Ильи глаза горят: «Давай достанем! Давай!» В результате, я оказался в воде подо льдом, а Илья помогал мне выбираться оттуда.

В 79-м году, на зимних каникулах (Илья уже учился с Аркадием в РФМШ), мы по путёвкам поехали в Москву. Москва нас, естественно, потрясла своим величием и красотой, мы были уже почти взрослыми и мечтали о будущем. Я хотел стать лётчиком (ну и стал им), а Илья сказал: «Я обязательно буду учиться и работать в этом городе». Поставить перед собой цель и идти к ней — одна из характерных черт Илюши с детства.

Через 10 лет нам исполнялось по 25, учёба осталась позади, я летал в Алма-Ате, Илья работал в Москве, встречи были редкими, и как-то раз я прилетаю домой в свой день рождения, а там домашние накрыли стол, и за столом — Илюша. Вот это был сюрприз! Это было лучшим подарком!

Крайний раз (нельзя говорить «последний») мы виделись года два назад, когда он с его любимым детищем — Яндексом — приезжал в Алма-Ату.

Прощай, дорогой мой друг детства Илюша Сегалович.

Игорь Бауслит, пилот, Алма-Ата

* * *

Илья вошел в наш дом, как и все остальные до него и после него. Представив его, Мария сказала и про Яндекс. Мы не обратили внимания. Погруженные в свой собственный мир творчества, слишком далекие от технического прогресса. Не произвело на нас впечатления и то, что приехавшая ТВ-группа сразу стала брать интервью у Ильи, как создававшего Яндекс. Ведь уже столько раз снимали у нас и других художников.

Илья и Мария сразу вошли в круг наших друзей. Удивительная пара. Оба открытые, оба с сиянием, изнутри струящимся. По красоте Мария напоминала мне Марию Магдалену, а Илья был, как влюбленный мальчишка. Это, пожалуй, основное — любовь между ними, излучаемая на всех остальных. Две половинки встретили друг друга. Всегда и во всем не только энергетически дополнявшие, но и взаимоусиливающие друг друга.


«Один за всех и одна большая семья» — под таким названием появилось видеоинтервью с Ильей и Марией в Германии на русском языке. Точнее и не скажешь, ведь и приехала к нам тогда семья из 15 человек. Где их дети, а где из интернатов, деления не было. Короче, «Дети Марии». Кто сказал, что не было проблем? Конечно, были. Но один огонь на двоих горел в этих родственных душах, согревая и помогая. Одна душа уже в мире ином. Разум отказывается это понимать и принимать.

Но... у каждого свое предназначение в этом мире. Илья ушел слишком рано. Но что такое человеческая жизнь? Можно ли измерять ее на число прожитых лет или на то, сколько сердец ты согрел, зажег в них искорку, подарил любовь?

Дорогая, милая моя Мария!

Нельзя заполнить оставшуюся пустоту. Это ведь твоя вторая половинка, резали по живому. Но я знаю, ты сильная и мудрая женщина, и с тобой ваши дети, в каждом из которых частичка Ильи, ваша любовь.

Нина Гелинг и Эккахарт Бушон
Галерея Dreiklang, Мюнден, Германия

* * *

Илья не ушел, он с нами. Он навсегда останется в наших сердцах! Такого Человека невозможно забыть. Я безумно счастлив, что судьба дала мне возможность работать в компании Ильи. Хоть мы практически и не пересекались по работе, но при каждой случайной встрече с ним происходил невероятный заряд оптимизмом. Никогда не переставал восхищаться им. И никогда не перестану!

Последний раз я видел Илью год назад в Портленде на конференции SIGIR. Не знаю, был ли уже известен диагноз, но Илья, как обычно, излучал позитив. Конечно, он наверняка не помнил, как меня зовут, но, увидев знакомое лицо, он подошел пообщаться, поинтересовался, как мои дела и чем я сейчас занимаюсь. А затем мы пошли слушать его выступление.

Тяжело поверить... Великий Человек.

Денис Савенков, бывший сотрудник Яндекса

* * *

Когда ПК в России только появились — они сразу оказались в моей семье инженеров. А позже — и интернет, тогда ещё Dial-up. И вместе с ним, конечно же, наделавший шума среди рунетчиков Яндекс. Будучи в ещё достаточно малом возрасте, я уже получил свой первый электронный ящик в той самой Яндекс.Почте и стал активно им пользоваться. Со временем, конечно, мне стало очень интересно, а что же за люди стоят за всем этим чудом. Тогда я впервые узнал о подробностях работы Ильи Сегаловича и Аркадия Воложа.

Их история впечатлила и заставила пристально следить за новостями и событиями вокруг самого Яндекса и его основателей. Так, через некоторое время, чуть более «технический» Илья стал моим кумиром, человеком, на которого стоит равняться в целом, по жизни. Его выдающийся ум, который нашёл такое замечательное применение, казалось бы, совершенно не должен сочетаться с его скромностью. Но именно таким мне и представлялся Человек с большой буквы.

Лично я с Ильей знаком до недавнего времени не был и не искал с ним встречи, не хотел отвлекать от дел куда более важных. Столкнуться получилось случайно и совсем недавно, в Санкт-Петербурге, на недавнем мировом чемпионате по программированию. Там мне и удалось поговорить с ним о своих образовательно-благотворительных идеях. Начинал я разговор без особых надежд (где я, а где Илья?), волнуясь и сбиваясь, но, полностью меня выслушав, Илья Валентинович горячо поддержал идею и даже предложил продолжить диалог по почте или при личной встрече. Сказать, что я был просто окрылён его реакцией — ничего не сказать, вряд ли что-то лучшее могло произойти со мной в тот день. А его открытый и добродушный настрой способен покорить за пару секунд.

Сообщение о кончине Ильи оказалось настоящим шоком. Таким, от которого сердце обрывается и пропускает пару ударов, а в груди что-то сжимается тугим узлом. В такое по началу просто не верится, это кажется совершенно несправедливым и просто невозможным.

Это невероятная, катастрофическая потеря. Потеря настоящего человека, кумира, примерного семьянина и гражданина своей страны.

Вечная память.

Александр Батолло,
Член рабочей группы образовательных курсов W3C
(Консорциум Всемирной паутины)

* * *

Мы виделись с Ильей всего ничего, раз пять, не больше. Но ощущение, что он всегда был где-то рядом. В твиттере, инстаграме, форсквере, в жж, ярушке, тумблере, кворе, да вы и сами знаете, Илья одним из первых пробовал всё.

Он вместе с другими хорошими людьми придумал Кубок по поиску в интернете, и я не только долгие годы им болела (и ведь не только я, ребята!), но именно Кубок безвозвратно изменил мою жизнь к лучшему.

Сначала простым участником и преданным зрителем, затем финалистом, а потом в составе жюри я каждый год получала от этого события небывалый заряд всего на весь год. В жюри Кубка мы сидели рядом, однажды даже за одним ноутбуком. Помню, что он неуютно себя чувствовал, когда на сцене рассказывали об истории Яндекса высокопарными, на его взгляд, словами. «Бронзовеем!» — громко шептал Илья. Или скромничал: «Ну всё, сейчас и мне придется говорить!»

Пока шел Кубок, мы вместе искали ответы на вопросы, смеялись, читали стихи (Илья любил и умел найти подходящее к моменту произведение), переживали за участников (Twitter), ёрзали на стульях, писали твиты или, например, обсуждали новые интерфейсы Я.Новостей и Я.Пробок. Когда участникам доставались вопросы, придуманные лично Ильей, он радовался, как ребенок, просто сиял, но вместе с тем переживал, не слишком ли трудная задача, а вдруг наоборот?

В конце игры я говорила Илье: «Спасибо за Кубок», без уточнений. Но это всегда было спасибо за всё: за игру, за доброту, за внимание и за мою новую жизнь.

Илья, спасибо за Кубок!

И почитайте Исигуро, Илья его очень любил.

Катя Кленкина

* * *

Быть с Ильей в одной компании целых 10 лет — само по себе большая удача. Но мне повезло вдвойне — довелось работать с ним не над интернет-сервисами, а над тем, каким Яндекс должен быть как место работы, как организация, как работодатель для инженеров.

Во всём, что мы обсуждали, Илья излучал бесконечные гуманизм и любовь к людям. Ему было крайне важно, чтобы любому сотруднику в Яндексе было хорошо — но не пресыщенно, а просто комфортно. Илья во всем проповедовал умеренность, не любил излишеств и напускного, открыто порицал даже самые лёгкие проявления снобизма в коллегах. Сам всегда сидел в open space на самом проходе, всегда готовый поговорить с любым, у кого возник вопрос. Настаивал, чтобы все сотрудники пользовались равными льготами и возможностями: и в столовой, и на парковке, и в праве на перелёт бизнес-классом не должно быть никакой «цветовой дифференциации штанов».

Илья говорил: «важно не на что ты способен, а что ты сделал», «не бойтесь нанимать сотрудников умнее себя», «здесь принято убеждать, а не приказывать» и «не убедил — значит, оставляем как есть, даром что я начальник». В принятии решений ценил широкий консенсус. Илья искренне верил, что без полной демократии в работе не добьёшься успеха ни на каком исследовательском фронте. Особенно если всерьёз конкурируешь с мировыми гигантами.

Жаль, что Илья не преподавал. Любая бизнес-школа немало отдала бы за лекции о том, по каким принципам построена компания «Яндекс» и как удалось воплотить эти принципы в жизнь. Многим российским компаниям было бы полезно перенять у Яндекса заботу о сотрудниках, как один из главных принципов работодателя.

Но даже внутри компании Илья не читал лекций об управлении — только о поиске. Он считал себя инженером, а не менеджером. И просто брал и делал так, чтобы всем в компании было хорошо.

Денис Юркин, экс-Яндекс

* * *

К моему сожалению, мы не были знакомы, но я видел его за 13 дней до трагедии: он вошёл в зал и сел рядом со мной, затем выступал перед аудиторией, рассказывал про свою жизнь, много шутил и выглядел очень жизнерадостным!

Печально...

Давид Шаумян

* * *

Мне довелось встречаться с Ильей всего пару раз. Тогда, в 2007 году, я предложил для только что образуемого журнала «My Way» Сегаловича в качестве героя первого номера. Илья охотно откликнулся на предложение интервью, пригласив к себе в офис Яндекса на Яузе, где мы провели за откровенной беседой пару часов за стаканом отличного кофе (к сожалению, диктофонная запись не сохранилась).

Повторно еще пару часов в конце августа того же года — после его возвращения из отпуска — в фотостудии на Китай-городе, где мы организовали профессиональную фотосессию (хотя Илья был не очень доволен, но фотографии получились отменные, кое-какие он хранил в своем профиле в соцсетях).

Еще была переписка, обсуждение материала. Идея очерка состояла в том, чтобы представить человека в трех совершенно различных ипостасях. Один из основателей и руководителей крупного и коммерчески успешного проекта — поисковой машины Яндекс. Отец многодетной семьи, состоящей в значительной части из приемных детей, и шофер автобуса, развозящий этих детей в школу и на отдых. Клоун, приходящий в детские дома и больницы, чтобы поднять настроение совсем чужим детям, иногда умирающим. И лишь только в конце становилось ясно, что это — одно и то же лицо.

Илья не очень был доволен тем, что он называл «выпячиванием» своей персоны, был против «сусальности», больше настаивал на обсуждении технических деталей поисковика. Но что меня больше всего в нем поразило, это даже не скромность, но некое гипертрофированное чувство вины. По сути, он чувствовал собственную вину (как он говорил, «стыдно») за все происходящее в мире, за все его несправедливости и неустройство, даже за свое собственное существование.

Его тайным героем был Зелл Кравински — американец, эмигрант из России, безвозмездно отдавший все свое имущество бедным, а потом — и свою почку первому нуждающемуся. А его любимым писателем — японец Казуо Исигура (цитата, вначале планировавшаяся для журнальной статьи в качестве эпиграфа, в нее не вошла). Меня же с тех пор не оставляло ощущение, что этот мир — не для него, что земная жизнь его тяготила....

Игорь Косич

* * *

Я впервые услышала об Илье и его семье в 90-х годах от своей подруги Кати, которая с каким-то особенным уважением говорила о благотворительной организации, созданной ее знакомыми, деятельно, умно и по-творчески помогающей детям-сиротам, и что это люди, непосредственно связанные с Яндексом.

По-моему, это первая действующая благотворительная организация, о которой я услышала. По тому, КАК она говорила об этом, я поняла, что это что-то очень стоящее, правда, узнать поподробнее о них мне тогда в голову не пришло, видимо, потому что и о Яндексе (а где еще можно получить информацию?) я услышала тогда впервые, в ту пору дальше Фидо мои интернет-познания не распространялись.

А познакомилась с Ильей я на следующем витке своей жизни, работая уже в своей благотворительной организации, которая занимается, в частности, содействием в профессиональном самоопределении детей-сирот. Мы нередко ходим с подростками из детских домов в различные организации, а однажды нас пригласили в Яндекс (УРА!), оказалось, что узнав о предстоящих гостях, технический директор Яндекса Илья Сегалович выразил готовность пообщаться с ребятами (НУ НИЧЕГО СЕБЕ!). Вот тут-то я заглядываю в Яндекс и понимаю, что это тот самый человек и что «Дети Марии» — организация, о работе которой я все время столько слышу, — это та самая, связанная с Яндексом (ТОГДА ПОНЯТНО). Это было совсем недавно, в конце апреля.

«Вы же не пафосный?», — обратилась я к нему, чтобы что-то сделать со своим смущением, и тут же стало понятно, что это понятие к нему ну совсем не применимо. Прямота, принятие, уважение и интерес к мнению собеседника, ни капли «воды» в разговоре, открытость, искренность, юмор, готовность поделиться и поддержать. Его анекдот про пафос: «Да у меня дядя в КГБ работает. — О, а кем? — Дворником!»

Илья преподал мне урок (точнее, я беру как урок то, чем он поделился, он ни разу не поучал). Зашла речь об одной из подопечных нашего фонда, выпускнице детского дома. У нее врожденный дефект лица, вовремя не прооперированный. Она учится в кулинарном колледже, и когда у них была практика в столовой Государственной думы, увидев ее там, ей сказали, что практику ей засчитают, но пусть она больше не приходит (ей осторожно, но буквально объяснили, что посетителям столовой может быть неприятно случайно ее встретить в коридорах ГД). На что Илья рассказал, что у них есть парень, с которым они дружат и которому стараются помогать, страдающий ДЦП, кажется, его зовут Сережа, которого кто-то где-то позволил себе подобным образом ущемить, и они развернули целую кампанию в поддержку этого парня, используя всевозможные ресурсы, СМИ и пр., и это сработало так, что обидчикам мало не показалось, они принесли свои извинения. Я сказала, что жалею, что не сделала хоть чего-то подобного. «Это не главное», — ответил Илья.

Илья заинтересовался идеей обучать ребят больничной клоунаде (в интернате, откуда пришли ребята, их обучают цирковому искусству). Он предложил познакомить меня с Марией, которая должна была вернуться из Англии в 20-х числах мая. Я заболела, не связалась, и это тоже уже не исправить.

Илья рассказывал о том, как работает поисковая система так доступно и просто, что даже я что-то поняла.
— Гугл — прекрасная компания.
— А чем Яндекс лучше Гугла?
— Всем.

Илья рассказывал о временах, когда Яндекс только начинался, они сидели в своем офисе втроем, и когда приходил поисковый запрос, компьютер жужжал у него в ногах. Он охотно признал экспертное преимущество решительно настроенных зубастых подростков, занимающихся цирком, чем и как лучше жонглировать, жонглируя при этом апельсинами, и признался, что жонглирует он не блестяще, зато преуспел в том, что хорошо этому обучает.

Для меня Илья стал примером человеческой высоты и простоты. И хочется удержаться от пафоса, говоря о таком непафосном человеке, трудно подобрать слова, чтобы выразить грусть, и подобрать слова соболезнования семье. Это такая потеря, с которой трудно справиться. Пожалуйста, держитесь!

Ольга Поздеева

1 2 3 4 5 6