Илья Сегалович

Илья Сегалович

1964 — 2013

Основатель и директор по технологиям Яндекса, создатель первой версии поисковика и автор слова Yandex, эрудит и гражданин с активной жизненной позицией, один из организаторов реабилитационного художественного центра «Дети Марии», отец пятерых детей.


Мы собираем воспоминания об Илье для публикации на этой странице.


* * *

* * *

Ilya is fondly remembered by everyone he touched at Pilgrims. He shared his humour, spirit, passion and enthusiasm for life and making a difference to people of the world.

Ilya showed us how to be perfectly human and humble — a man of great talent and dedication.

We wish his family peace at this very sad time.

In 2014 Pilgrims offers a one week scholarship in memory of Ilya for anyone that Yandex chooses as deserving of «The Ilya Memorial Scholarship».

With our full condolences,
The Pilgrims Team!

* * *

С Марией я познакомилась «по долгу службы», когда была председателем благотворительного комитета PricewaterhouseCoopers. Мария меня поразила своей хрупкостью и иконописной красотой — и внутренней спокойной силой, а еще тем, что она делала каждый день для детей из детских домов.

Я долго рассказывала своим знакомым о том, с каким человеком я встретилась, какое прекрасное дело делает Мария и как ей можно помочь. Мы помогали по возможности, но оказать реальную помощь волонтерской работой, к сожалению, не получилось так, как задумывали.

Я только сейчас, узнав о смерти Ильи, наконец совместила фигуру ее спокойного, даже чуть стеснительного мужа.

Мои слова сочувствия и соболезнования обращены к Марии: Маша, дай Вам Бог сил и терпения вынести это горе и продолжать жить, распространяя вокруг спокойную уверенность в том, что на земле больше хороших людей.

Людмила Мамет

* * *

С Ильёй я случайно встретился 13 января 2013 года на митинге, когда вышло постановление о запрете усыновления российских детей иностранцами. На тот момент я не знал, кто передо мной, мы просто разговорились в толпе. На улице было довольно холодно, но он был одет в лёгкую чёрную куртку и немного зяб. Он ничем не отличался от остальных пришедших, был прост в беседе, добродушен, общителен, заинтересован.

К нашему разговору присоединился некий бородач. Мы обсуждали пришедших с флагами людей и заговорили об анархистах, которые стояли в колонне неподалёку. Бородач скептически отозвался о них, говорил, будто анархисты — это панки, с которыми можно только пить водку и петь «Гражданскую оборону». Но Илья стал их защищать, сказал, что эти молодые ребята полны энергии, политически подкованы и знают, что делают.

Мы говорили и ещё о чём-то, но это уже забылось, да и беседа была не очень длинной.

Чуть позже ко мне подошла Кристина, которая работала в центре «Дети Марии», организованном женой Ильи, и сообщила мне, что мужчина, с которым я только что разговаривал, является одним из основателей Яндекса. Я удивился — настолько прост он был, не заносчив, полон энтузиазма, открыт.

Как оказалось, на тот момент он был уже тяжело болен и не так давно вернулся с очередного курса лечения. Через шесть месяцев я узнал из СМИ о его смерти... Несмотря на то, что я общался с ним всего один раз, эта беседа оставила светлое чувство. Я рад, что имел честь с ним говорить.

Дмитрий Хоров, музыкант Exitland

* * *

Это был один из немногих людей, которому я мог бы дать характеристику сразу: целеустремленный человек, с которым можно дружить и работать.

Человек великой энергии и цепкого ума. Илья произвел на меня впечатление сразу, редкий случай. Мы говорили с ним о разных вещах, близких мне — о праве, о математике, современных технологиях. И всегда плодотворно.

Андрей Бузин

* * *

Я познакомился с Ильей в 1997 году. Я работал в «Новом Диске» и мы приехали в Яндекс покупать «морфологию». Во время переговоров за столом были Аркадий, Илья и Елена. Илья мне тогда увиделся аристократичным, вежливым и умным, по всем техническим вопросам отвечал он. С тех пор судьба сводила нас раз в год. Общаясь с ним, я увидел одну удивительную и редкую его способность — он был как будто индикатор. Если разговор уходил в глупость, банальность и самопрезентацию, он не противоречил, не противопоставлял свой огромный авторитет, он просто скучнел. Для того, чтобы понять смысл идеи, ему нужно было от 15 секунд до минуты. Если его глаза не загорались, становилось ясно — что-то не так. Мне кажется, он не был носителем фиксированных принципов, он был стрелкой компаса, даже острием этой стрелки, он указывал направление. И эта стрелка была одним из главных элементов корабля, который называется «Яндекс». Если он будет жить в каждом из нас, мы не собьёмся.

Сергей Москалев, разработчик Punto Switcher

* * *

Я не только не была знакома с Ильей Сегаловичем, но видела его в первый и последний раз в жизни за пять дней до его кончины.

Я навестила свою дочь, работающую волонтером в детском лагере организации «Дети Марии», созданной женой Ильи. Окунувшись в сердечную атмосферу этой большой и дружной семьи, проникшись искренностью и душевностью царящих в ней отношений, я невольно почувствовала себя одним из птенцов этого теплого гнезда. Это было моим первым сильным впечатлением того дня.

В конце дня, уложив детей, взрослые собрались на вечерние посиделки, чтобы в теплой дружеской обстановке подвести итоги прошедшего дня, обсудить планы на завтра и просто спеть любимые песни. Здесь я и увидела человека, который веселился, пел и смеялся со всеми. Следующим моим сильным впечатлением было открытие, что это и есть тот самый Илья, который придумал слово «Яндекс». И в то же самое время он причастен к благотворительной деятельности, притом не только материальной помощью, но и своим личным участием. Меня поразило, что этот скромный человек, имеющий отношение к списку «Форбс», далек от привычного образа состоятельного и благополучного человека, что он и Мария посвящают себя служению делу доброты и милосердия — изо дня в день, из года в год отдавая свои силы и время, чувства и сердца.

И вот сейчас — третье потрясение. Ильи больше нет. Глядя на фотографии, всматриваясь в счастливые лица, трудно поверить, что жизнь может быть такой несправедливой.

Желаю Марии, всем ее детям, ее сподвижникам сил и стойкости. Как бы ни было больно, дело Марии сильнее этой боли. Оно должно жить так же долго, как и память об Илье.

Лариса Левченко

* * *

Мы дружили с Илюшей со школы, четыре года сидели за одной партой. А потом вместе делали Яндекс. Сегодня ночью его не стало. Все случилось слишком быстро и неожиданно.

Последний раз он выступал перед нашими cтамбульскими ребятами в прошлый четверг. Он вышел и сказал: «Здравствуйте, меня зовут Илья». Все засмеялись, и он рассказал про поисковую платформу «Острова».

Не знаю, чем можно заменить его энциклопедичность в технологиях и чистое видение продукта. Но он оставил за собой целое новое поколение программистов, целую школу. А его этические стандарты задали уровень всем нам.

Аркадий Волож, 25 июля 2013

* * *

Я познакомился с Ильей лично спустя три месяца после прихода в Яндекс. Я был в своей всего лишь второй командировке в Москве, тогда еще зеленый, почти ничего не понимающий начинающий менеджер. Мне на сотовый позвонил Илья, попросил зайти к ним с Аркадием в кабинет. Я подошел к кабинету, заглянул через стеклянную дверь, постучал. Я очень волновался. Всего три месяца в компании, а тут Илья и Аркадий. Илья открыл дверь, улыбнулся и сказал: «Заходи, заходи. Открыто же. Эта дверь никогда не закрывается, она открыта всегда».

Еще вспоминается одна из встреч, когда мы собрались толпой обсуждать один из наших проектов. Через час Илье нужно было убегать на другую встречу, уже не про технологии, а про бизнес. Он очень жалел, что ему приходится убегать на ту встречу: «Ребята, с вами гораздо интереснее, чем там с этими бизнесменами. Но нужно бежать. Зайдите потом ко мне, расскажите, чем все закончилось. Мне очень интересно».

Пусть земля будет пухом. Ты останешься с нами, с нашими с тобой проектами. Мы будем продолжать твое дело. Когда будем принимать решения, будем ориентироваться на тебя.

Будем делать продукты, за которые тебе не было бы стыдно.

Дима Вульбрун, Яндекс

* * *

Where to start with our nearly 20 year friendship — Ilya, this passionate, burning man who loved his work and his family and his life. I met him with the clowns on a bus headed to a Moscow orphanage in 1995. He spoke English, sat with me and told me so much of Soviet history and how it personally affected his life.

I was reading the Master and Margarita — he told me how he had to keep handwritten chapters under his shirt, even when sleeping, and the round robin of chapters advanced when each person finished his chapter. So many stories. His deeply felt poetry recitations. The tzernike he made for my breakfast one day.

The wild ride with Maria and the kids to see his dad in Yaroslavl. He and Maria were living in a one-room apartment, with 4 kids, 3 orphans, and 3 cats — their monthly income wouldn’t buy a single meal out in America. Out of their lives of chaos, poverty, and deeply committed service to family and orphans, Maria and Ilya built a strong charity helping those orphans, added to their family, and Ilya — stoked with incandescent curiosity, fearsome brain-power, and relentless ambition — worked with his friend to form a lasting monument to his brilliance — Yandex.

There is so much more — his loss to his family and the world is a sucker punch to the gut. Oh, Ilya — you burned so bright, like a shooting star — to thrill the world and all who met you — and then to finish in a final burst — as all shooting stars must. Your genius and your humanity and your legacy will not be forgotten.

You were a brilliant diamond, forever in my memories. Fly free and high, Ilya Segalovich.

Jan Thatcher Adams, MD

* * *

Илья — самый обаятельный и невозможно скромный пациент за все годы моей практики.

Илья опаздывает на прием и всегда смущенно извиняется, прижимая руку к груди и обезоруживающе улыбаясь, так, что я от этого смущаюсь еще больше него. Именно эти неловкие минуты и всплывают передо мной, когда думаю об Илье.

Скорблю и соболезную всем близким, дорогим и любимым Ильи.

Сурен С. Маилян, врач-стоматолог

* * *

В 2007-2008 году я часто приходила с друзьями — художниками, музыкантами и актёрами — в студию «Дети Марии», поэтому мне посчастливилось лично знать Илью Сегаловича. В какой-то мере могу сказать, что он стал для меня учителем, хотя мы и ровесники.

Сначала мы познакомились с Ильёй как с мужем Марии Елисеевой. О работе Ильи я узнала не сразу, ведь по внешнему виду и манере общаться трудно догадаться о том, что перед тобой — основатель Яндекса. Я не могла предположить о масштабе его бизнеса. Но потряс меня Илья ещё до этого. Сразу, при первом взгляде он поражает какой-то абсолютной доброжелательностью, уверенностью и доверием к собеседнику. В нём чувствовался какой-то талант к жизни, интерес и вкус к ней. Неравнодушие к человеческим взаимоотношениям и вообще ко всему, что происходит рядом с ним. И умение делать выводы — всему этому я до сих пор учусь у него.

Илья — очень простой человек, открытый и общительный. Они вместе с Марией рассказывали мне о том, как начиналась история с их студией. О том, как они ездили по интернатам и детским домам. Как их потрясли чудовищные условия и отсутствие надежды, в которых пребывают эти дети. При этом взгляд на всё это был каким-то оптимистичным. Помню, как сначала меня это удивило. Все слова Ильи были очень конкретными, конструктивными и «по существу», они были очень убедительны — такое не забудешь. Вместо безысходности и отчаяния, которыми обычно заканчивались все мои мысли про аутистов и людей с «особенностями развития», я вдруг почувствовала, что могу что-то изменить. Мы тогда много говорили. О том, что среди детей-сирот много инвалидов. И вообще, про инвалидность и аутизм в нашей стране.

Без всякого преувеличения могу сказать, что изменениями в своей жизни и выбором своего пути — работой с людьми с «особенностями развития» — я отчасти обязана Илье и Марии. Такие связи остаются неразрывны, это на всю жизнь. Например, ученик Марии Антон Кузнецов теперь учится у меня, и у нас много общих друзей.

Мария, мы с тобой!

Скорбим, любим, всегда помним. Если понадобится, будем рядом.

Вероника Павленко

* * *

Когда говорят «основатель компании», обычно имеют в виду того, кто придумал и начал новый бизнес. Илья стал основателем Яндекса в куда более глубоком смысле — он был одним из тех, кто заложил основные ценности компании. Я постараюсь сформулировать важные для Ильи ценности так, как сам их понял за десять лет совместной работы. Надеюсь, коллеги исправят и дополнят меня.

Прежде всего, желание сделать мир лучше, творить добро, как бы банально это ни звучало. Все остальное вытекает из этого. Илья — идеалист, каких мало, полный энергии харизматик — заражал окружающих гуманистическим энтузиазмом, самой правильной мотивацией на свете.

Искренний интерес и любовь к делу. Даже не просто любовь, а страсть — столь сильная, что переливалась через край. Илья был настолько переполнен разными идеями, что не всегда успевал поделиться ими так, чтобы сразу быть понятым. Писал в стиле твиттера: меня волнует то-то, почему не делаете сё-то. Тогда мы встречались и обстоятельно обсуждали то, что его волновало. Один такой разговор мог породить вдохновение и планы команды проекта на много месяцев работы.

Глубокое погружение в предметную область. Начальственное небрежение к деталям — совсем не про Илью! Сегалович — это всегда разговор о деле по существу, письма с десятками пунктов, общение на равных с совершенно разными специалистами. И, подчас раздражавшие коллег, мгновенные переключения с глобальных вопросов на мельчайшие детали и обратно.

«Давление в системе». Илья в каком-то интервью сказал, что в организации должны быть люди, которые создают давление в системе. У него было энное количество «вечных тем» — тех вопросов, которые он считал важными для развития компании и сервисов Яндекса, и эти темы он продвигал всеми силами. Если такая тема случайно упоминалась в разговоре, нужно было быть готовым к тому, что в ближайшие пятнадцать минут обсуждалось «какого черта мы до сих пор не сделали...» Иногда такое давление тяготило, но лишь на мгновение — пока не вспомнишь, что природа этого давления всегда была в искреннем желании сделать мир лучше.

Честность как абсолютная норма. «Топ-менеджеры компании должны иметь такие же блага, как и рядовые сотрудники». «Все партнеры равны». «Сервис должен быть построен так, чтобы дать всем клиентам одинаковые условия» и т.п. — такие решения принимаются в компании просто потому, что иначе нельзя.

Простота в общении. В последние годы, когда Яндекс вырос в большую компанию, многих поражало, что Илья, как и раньше, держится непринужденно, разговаривает с любыми собеседниками на равных. Кому-то казалось чудачеством: даже кабинета у него нет, сидит в опенспейсе. Между тем, простота в общении — лучший способ обрести единомышленников, увлечь своими идеями и заразиться чужими. Жаль, что начальники в иных кабинетах этого не понимают.

Смелость. Не бояться ошибок — единственный способ продвигаться вперед. Некоторые идеи Ильи казались безумием, консервативные коллеги объясняли ему, что ничего не выйдет. После бурных споров иногда его переубеждали, коллеги вздыхали с облегчением, что отделались от очередной странной идеи, но Сегалович спустя пару дней как ни в чем не бывало заявлялся с ней же, как будто спора не было.

Предоставление свободы. Даже когда Илья хотел чего-то конкретного, он не диктовал решение, а предоставлял коллегам свободу творчества. Доверие к людям — фундамент для любого созидания. Яндекс — очень свободная компания, здесь легко дышится — именно потому, что тебе доверяют.

Илья был руководителем крупной компании. При этом он не был управленцем. Он не управлял, а направлял. Наставлял. Настаивал. Влиял на окружавших его людей, которые, я уверен, многому у него научились и смогут сохранить ценности этого удивительного, светлого человека.

Дмитрий Иванов, Яндекс

* * *

Думаю, что ГОРЕ вошло в жизнь каждого, кто знал Илью. Как жаль, что разделив это горе на всех нас, нельзя уменьшить горе самых близких, особенно Марии и детей.

Я занимаюсь керамикой с ребятами в студии «Дети Марии» и, к сожалению, встречала Илью редко. Мы виделись в основном на замечательных праздниках, которые «Дети Марии» устраивает для ребят из школ-интернатов. Но, несмотря на это, присутствие Ильи чувствовалось всегда и везде!

Удивительно, но его поддержка, жизненная сила и доброта всегда ощущались у нас за плечами. Возможно, он даже сам не догадывался, какое магическое действие порой производило одно его имя на чиновников и директоров интернатов.

Думаю, это не пустые слова, что человек жив, пока жива память о нем и живы его добрые дела.

Светлая, добрая, долгая память и долгая жизнь тебе, Илья! Знаю, ты все равно с нами!

Мои самые глубокие соболезнования семье.

Алла Тягунова , «Дети Марии»

* * *

Мы знакомы со 2-го класса, всё наше детство прошло вместе, в ВИРГе, где Илюшина семья жила, а наши родители работали. Мы виделись каждый день, учились в одной 54-й школе, в параллельных классах, а когда наступали каникулы, весь день был в нашем распоряжении. Будучи обыкновенными мальчишками, мы бегали, прыгали, резвились и придумывали множество различных игр и правила к ним. Игру «собачий футбол на качелях» не найдёт ни один поисковик мира, а придумал её Илья... Но нашей настоящей страстью были шахматы, мне кажется, мы могли сутками в них играть.

Одно из ярких воспоминаний — нас принимали в пионеры. И пусть с тех пор многое изменилось в отношении к этой организации, но мы всегда с ним помнили тот день, когда мы счастливые, в белых рубашках и красных галстуках, лазали по невесть откуда взявшейся груде кирпичей.

В Илюшиной квартире стоял журнальный столик, на нём всегда был открыт журнал «Огонёк» на последней странице, а там довольно сложный кроссворд всегда полностью решён — это гениальная эрудиция Валентина Ильича, которая передалась Илюше.

Была в ВИРГе речушка, которая зимой замерзала, и как-то раз зимой мы пошли полюбоваться уже таявшими льдинами. Одна из них нам понравилась. У Ильи глаза горят: «Давай достанем! Давай!» В результате, я оказался в воде подо льдом, а Илья помогал мне выбираться оттуда.

В 79-м году, на зимних каникулах (Илья уже учился с Аркадием в РФМШ), мы по путёвкам поехали в Москву. Москва нас, естественно, потрясла своим величием и красотой, мы были уже почти взрослыми и мечтали о будущем. Я хотел стать лётчиком (ну и стал им), а Илья сказал: «Я обязательно буду учиться и работать в этом городе». Поставить перед собой цель и идти к ней — одна из характерных черт Илюши с детства.

Через 10 лет нам исполнялось по 25, учёба осталась позади, я летал в Алма-Ате, Илья работал в Москве, встречи были редкими, и как-то раз я прилетаю домой в свой день рождения, а там домашние накрыли стол, и за столом — Илюша. Вот это был сюрприз! Это было лучшим подарком!

Крайний раз (нельзя говорить «последний») мы виделись года два назад, когда он с его любимым детищем — Яндексом — приезжал в Алма-Ату.

Прощай, дорогой мой друг детства Илюша Сегалович.

Игорь Бауслит, пилот, Алма-Ата

* * *

Я видел Илью только два раза в жизни. Ровно две недели назад в рамках Tolstoy Summer Camp я сидел на лекции в первом ряду и слушал о его стремлениях и планах. Кто-то задал вопрос: «А почему дизайн у сервисов Яндекса не единый?» Илья ответил: «Ой, да. Пожалуйста, не говорите — это то, из-за чего у меня самого болит сердце, и мы скоро это исправим».

Илья очень ярко рассказывал об Островах и говорил, как он ждет их появления. Я сидел прямо перед ним и смотрел как он крутил в своих руках зубочистку. Он несколько раз смотрел прямо на меня, рассказывая что-то. После выступления я подошел к нему, желая задать хоть какой-то вопрос, чтобы услышать что-то от такого человека, как он, лично мне. Была очередь и организаторы торопили его. Я стоял в метре он него и хотел сказать что-то, перебив кого-то, а он смотрел на меня и улыбался, будто говоря: «Ну, парень?! Давай, скажи!» Я так и не сказал.

На следующий день я опоздал — места были только в конце. Я сел на предпоследний ряд. Случайно обернувшись, я увидел, что на последнем ряду сидит Илья Сегалович. Я посмотрел на него, и он точно так же улыбнулся, будто говоря «ты что-то хотел?». Я понял, что у меня может больше не быть шанса с ним поговорить. Я встал, обошел ряд и сел рядом с ним. Меня всего трясло — я безумно волновался. Я рассказал ему что-то о себе, запинаясь, и попросил совета и помощи. Он сказал написать ему в Фейсбуке. Я поблагодарил его, встал и опять сел перед ним. Меня все еще трясло и я вбивал в Яндексе «Илья Сегалович facebook». Потом я еще развернулся к нему с телефоном и сказал, что я смогу написать сообщение и что добавил его в друзья. Он сказал «хорошо».

Потом Илья рассказывал о том, как он уехал в Москву поступать, и не поступил в МГУ. Это было мне невероятно близко, я чувствовал сильную симпатию к человеку, которого я видел второй раз в своей жизни.

Самат Давлетшин, Tolstoy Summer Camp

* * *

Музыка, которую мы слушаем, многое говорит о нас, поэтому вот еще один штрих к портрету Ильи.

За годы совместной работы мы обменялись немалым количеством дисков и плейлистов. «Я купил замечательный диск, только забыл тебе его принести», — так обычно начинался наш меломанский разговор. Но в итоге приносил, диск и вправду оказывался замечательным.

Музыка, которую слушал Илья, была такой же солнечной, как и он сам. Больше всего он любил джаз, блюз, соул, кубинскую и африканскую музыку, скупал диски Putumayo и восторженно ими делился. Слушал Битлз. Классику рока по радио. И — Веру Матвееву. Однажды устроил день рождения прямо на джазовом концерте Билли Кобэма.

В сборники музыки, которыми мы обменивались, включал и неожиданные вещи. Вставит, к примеру, песню группы «Ариэль» «Расскажу тебе, кума» и спросит после, хитро улыбаясь: «Ну как, ты оценил?» Оценить предлагалось не столько саму песню, сколько провокационную последовательность треков.

Вот последний присланный мне Ильей плейлист. Список из 147 песен, которые он слушал совсем недавно.

Митя Иванов

* * *

Мы с Ильёй познакомились, когда они с Машей жили в Железнодорожном на съёмной квартире, и у них родилась их «бэбка» (Маша так её называла). Илья на мне тестировал значки своего поисковика, что-то мы вместе с ним рисовали. Я в то время занимался графическим дизайном и наружной рекламой. Лихое было время...

Сергей Соколов

* * *

Очень сложно положить на бумагу все мысли и эмоции, которые вызывает имя Ильи Сегаловича. Очень ярко в памяти возникают два образа, две фразы.

«Все люди — хорошие». На заре Яндекса именно этот принцип Ильи был положен в основу работы компании — как в отношениях между сотрудниками, так и в работе сервисов. Доброта и открытость Ильи, как через увеличительное стекло, отразилась и на всем ставшем очень большим Яндексе.

Однажды мы ехали с Ильей в машине, слушая бразильский джаз, обсуждали личные вопросы. Это было довольно тяжелое время — 1999 год. И в разговоре промелькнула реплика Ильи о том, что все его личные поступления на год вперед расписаны для «Детей Марии». Илья был не отвлеченно добрым, а активно добрым человеком. Он старался изменить мир, помочь и делал это изо всех сил.

Илья, свет, который ты излучал, отражается в душах очень многих людей. Ты будешь всегда с нами.

Вадим Богданов

* * *

Я познакомился с Ильей Сегаловичем на RuSSIR 2010 в Воронеже. Он с группой яндексоидов приехал на последний день или два. Это был улыбчивый человек в джинсах, кедах и толстовке. Меня удивила его простота и открытость в общении. А на вечеринке по случаю закрытия летней школы по поиску Илья весело вытанцовывал вместе со студентами под какую-то модную тогда песенку с венгерскими нотками. У него здорово и лихо получалось.

После общения с таким веселым, умным, профессиональным и абсолютно не «бронзовым» человеком, как Илья, закипала энергия и хотелось сделать что-то классное, что-то интересное, что-то под стать его уровню.

Александр Затворницкий

* * *

Я не видел других таких людей, одинаково увлеченных и в то же время цельных, с такими высокими этическими стандартами, как Илья Сегалович.

Я с 2009 года временами сидел с Ильей в одной комнате. Не то чтобы мы часто виделись, особенно в последнее время, но когда встречались, это было примерно по такой схеме:

Илья: «Ты видел, какое крутое приложение для iPhone я скачал/сайт увидел/сервис ребята сделали?» И увлеченно показывал, как это может помочь миру.

Илья: «А как у вас дела? » И он всегда требовал, чтобы я ему рассказывал все детали реализации, вплоть до мелких подробностей. Он успокаивался, только когда, как мне кажется, понимал, как бы сам это запрограммировал.

Илья, мы будем скучать по тебе. Мы будем продолжать делать то, что вместе хотели, в том числе и ради тебя.

Пора уже изобрести лекарство от рака!

Андрей Стыскин, Яндекс

* * *

Я узнала Илью на Летней Школе Владимира Потанина 2013. Он приезжал к нам и рассказывал сотням молодых студентов со всей страны о своей жизни, Яндексе, о том, чего стоит ждать от жизни, а чего нет. Легко и по-отечески учил нас тому, что «правильные вещи делать не так уж трудно».

Илья до последнего момента оставался жизнерадостным человеком, болел работой. Да. Илья болел работой. Ничем другим.

Алла Корчевая, студентка, стипендиат фонда Владимира Потанина

* * *

Есть такие люди, рядом с которыми ты сам чувствуешь себя лучше. Есть такие люди, которые заряжают тебя энергией и позитивом, и слова которых трогают до глубины души. Есть такие люди, на которых хочется равняться. Илья ... таким человеком.

Когда он появлялся, все вокруг оживало, он своими словами менял мировоззрение людей. Я помню, как еще совсем «зеленой» и не определившейся в своих интересах я попала на семинар РОМИП-2008. Мне очень тогда запомнилось выступление ребят из Яндекса, но больше всего мне запомнился Илья. Его горящие глаза заражали всю аудиторию. Мне кажется, это было определяющим событием для определения моего дальнейшего пути. И я уверена, я не одна такая, кого Илья вдохновил, таких нас тысячи. Этот человек добился успеха, неся добро, он ... не просто талантливым программистом, исследователем и вдохновляющим менеджером, он ... по- настоящему хорошим человеком. Он по-настоящему верил в улучшения и творил их.

Илья всегда будет для меня воплощением доброты и справедливости и специалистом, преданным своему делу. Я таких больше не знаю.

Юля Киселева

* * *

Илья — бесконечно добрый и светлый человек. Совершенно невозможно думать о нем «в прошлом»... И не будем...

Учились на одном факультете, я на курс младше. Илья помогал нам новичкам «грызть» математику — в общежитии было такое славное братство и взаимопомощь. Ещё наш институт вёл, так называемую в то время, «шефскую» работу: мы ездили в подшефный детский дом с подарками, общались с детишками, устраивали им новогодние праздники.

Илья такой молодец! Он продолжил это благородное дело! Мы все восхищались тем, что он делал. Это такая редкость в наше безумное время — бескорыстно и от всего сердца помогать людям...

Ирина Слюсарева