Илья Сегалович

Илья Сегалович

1964 — 2013

Основатель и директор по технологиям Яндекса, создатель первой версии поисковика и автор слова Yandex, эрудит и гражданин с активной жизненной позицией, один из организаторов реабилитационного художественного центра «Дети Марии», отец пятерых детей.


Мы собираем воспоминания об Илье для публикации на этой странице.


* * *

* * *

Мы дружили с Илюшей со школы, четыре года сидели за одной партой. А потом вместе делали Яндекс. Сегодня ночью его не стало. Все случилось слишком быстро и неожиданно.

Последний раз он выступал перед нашими cтамбульскими ребятами в прошлый четверг. Он вышел и сказал: «Здравствуйте, меня зовут Илья». Все засмеялись, и он рассказал про поисковую платформу «Острова».

Не знаю, чем можно заменить его энциклопедичность в технологиях и чистое видение продукта. Но он оставил за собой целое новое поколение программистов, целую школу. А его этические стандарты задали уровень всем нам.

Аркадий Волож, 25 июля 2013

* * *

Мы встретились с Ильей полтора года назад на StartupWeekend. У меня была минута на то, чтобы обсудить с ним идею нового сервиса для строителей. Он внимательно выслушал мои слова, ненадолго задумался и высказал конкретную рекомендацию на основе своего опыта (по-моему, у него только завершился ремонт), как сфокусировать идею.

Тогда на мероприятии многие эксперты советовали выделить свою целевую аудиторию, но только Илья предложил, как это сделать. И я обязательно воспользуюсь его рекомендацией.

Илья Степанов

* * *

Я не знал лично этого человека, но в 2007 году боролся с его прогрессивным мышлением и профессионализмом, разрабатывая чёрные методы раскрутки и накручивая Директ... Знаю, что именно он не дал прожить моей паразитарной системе дольше 3 месяцев. Он велик, ибо один разгадал ту угрозу, которую в своё время создали мы…

Ты победил нас, ты победил всех, ты создал и ты устоял! Прости за нашу работу против твоего детища — великолепного IT-проекта современной России.

Артур Ахметзянов

* * *

Я знаю Илюшу с 13 лет, с тех пор, как он пришел в мой класс в РФМШ. Иметь таких учеников — счастье для учителя!

Талантливый человек — талантлив во всем, у Илюши были блестящие успехи и победы не только в физике и математике, но и в гуманитарных предметах тоже! Веселый, улыбчивый, бесконечно добрый мальчик, в котором энергия бьет ключом! Школу закончил блестяще, а это была не простая задача! Он был золотым мальчиком и стал золотым человеком, блестящим профессионалом. Верность школьной дружбе он пронес через всю жизнь, прошло 32 года после школы, но связь не прерывалась никогда!

Его уход для нас очень тяжел. Мы просто убиты, это непостижимо! Но для меня и его одноклассников он есть и будет любимым другом Илюшей!

Наши глубокие соболезнование его большой семье, его коллегам и, конечно, тебе Аркадий, тебе он был больше, чем друг!

Клара Михайловна Любимова, классный руководитель

* * *

Мне довелось познакомиться с Ильей при необычных обстоятельствах — 20-21 августа 1991 года у стен Белого дома в Москве в дни известных событий. В те две ночи было не до разговоров о жизни, но Илья чем-то неуловимым выделялся среди других интересных людей, собравшихся там, и я его запомнил. Потом, в первую годовщину тех событий, мы увиделись вновь на том же месте и разговорились.

Говорили обо всем на свете — он оказался прекрасным собеседником, и в процессе общения выяснилось, что мы коллеги — я к тому времени недавно закончил учиться на программиста. Илья поделился, что он принимает участие в интересном проекте, связанном с компьютерным анализом естественной письменной речи. Он предложил мне посмотреть на их работу и при желании присоединиться.

Через несколько дней я подошел в их фирму. Она была где-то в темном помещении, за старенькими компьютерами сидели несколько программистов — молодых ребят — и увлеченно писали что-то мне непонятное. К сожалению, я не оценил перспективность этого направления и отказался от работы там, но Илья воспринял мой отказ с пониманием и — запомнившаяся мне, казалось бы, мелочь, но которая очень характеризует человека — на прощанье подарил мне банан. Обычный банан, но в 1992 году достать его было и непросто, и недешево.

Больше мы с Ильей не общались. Лишь в старой записной книжке остался номер телефона и запись «Аркадия — разумные проекты». Это та фирма, из которой, как я узнал через много лет, вырос Яндекс. Сообщение о смерти Ильи я воспринимаю как личную утрату — как потерю одного из замечательных людей, на которых держится Россия.

Светлая ему память...

Дмитрий Дьякин, программист

* * *

Скорбным и неожиданным оказалось для меня известие о смерти Ильи Сегаловича.


Хорошо помню его школьником. Тогда, в далеком 1979 году, мы с ним были участниками республиканской олимпиады по химии в г. Актюбинске (Казахстан) в составе команды от г. Алма-Аты. Он мне запомнился человеком всесторонне развитым, интеллигентным, воспитанным. Его жизнерадостность и оптимизм передавались всем окружающим. С ним было легко общаться на любые темы, от самых научных до самых жизненных.



Для меня он навсегда останется таким, каким я его видел 34 года назад.


Светлая ему память!

Вадим Огородников

* * *

Where to start with our nearly 20 year friendship — Ilya, this passionate, burning man who loved his work and his family and his life. I met him with the clowns on a bus headed to a Moscow orphanage in 1995. He spoke English, sat with me and told me so much of Soviet history and how it personally affected his life.

I was reading the Master and Margarita — he told me how he had to keep handwritten chapters under his shirt, even when sleeping, and the round robin of chapters advanced when each person finished his chapter. So many stories. His deeply felt poetry recitations. The tzernike he made for my breakfast one day.

The wild ride with Maria and the kids to see his dad in Yaroslavl. He and Maria were living in a one-room apartment, with 4 kids, 3 orphans, and 3 cats — their monthly income wouldn’t buy a single meal out in America. Out of their lives of chaos, poverty, and deeply committed service to family and orphans, Maria and Ilya built a strong charity helping those orphans, added to their family, and Ilya — stoked with incandescent curiosity, fearsome brain-power, and relentless ambition — worked with his friend to form a lasting monument to his brilliance — Yandex.

There is so much more — his loss to his family and the world is a sucker punch to the gut. Oh, Ilya — you burned so bright, like a shooting star — to thrill the world and all who met you — and then to finish in a final burst — as all shooting stars must. Your genius and your humanity and your legacy will not be forgotten.

You were a brilliant diamond, forever in my memories. Fly free and high, Ilya Segalovich.

Jan Thatcher Adams, MD

* * *

Познакомился с Ильей в 2004 году, будучи аспирантом ВИНИТИ РАН, благодаря конкурсу по интернет-математике, который он проводил, и так начались мои первые исследования в информационном поиске и машинном обучении. Помню, как Илья после круглого стола на конференции по интернет-математике в НМУ объяснял мне на пальцах суть одного из алгоритмов по поиску документов-дубликатов. А за несколько минут до этого я побывал на его выступлении — доклад был живой, интересный, Илья жестикулировал, говорил довольно быстро. И вдруг слово «признаки» забылось, докладчик на секунду прервался и обратился к залу за помощью: «Признаки?» Мы вразнобой отвечали: «Attributes. Features.» Илья моментально выбрал второй вариант, и стремительный рассказ возобновился. После этого короткого, но ярко запомнившегося мне знакомства Илья приглашал на конференции, присылал сборники трудов, приглашал на работу, и наш коллектив активно сотрудничал с компанией. А теперь совместными усилиями открывается целый факультет компьютерных наук в НИУ ВШЭ. Думаю, что Илья был бы рад этому.

Последний раз встретились с Ильей на конференции по информационному поиску — ECIR 2013, которую мы проводили в Москве. Сидели в одном ряду, Илья вел сессию, а параллельно редактировал документ по одному из молодежных проектов, жаль, времени было так мало, и успели обменяться только парой приветственных фраз.

Да, Илья умел вдохновлять, и талантливая молодежь — мои друзья и коллеги — очень позитивно о нем отзываются.

Дмитрий Игнатов, доцент НИУ ВШЭ

* * *

У Ильи была особенная манера общаться: доверительно. Так, будто вы с ним сто лет дружите, просто давно не виделись. И вот он уже рассказывает, как старому другу, о том, что у него нет шансов водить легковую машину, потому что семья настолько большая, что в легковую просто никто не влезет. Что на фургончике задняя передача включается так, как обычно включается первая, и поэтому смешной казус и т.д. Также Илья рассказывал про лошадок, которые установили у офиса Яндекса, а власти чинили всякие препятствия — как будто мы вместе этих лошадок ставили, а сейчас вместе пойдем бороться с непробиваемыми чиновниками.

И думаешь, вот как Илья ко мне тепло относится, здорово! А сейчас понимаешь, что это просто человек такой — живущий с открытым сердцем. Никаких слов не хватает, чтобы описать, как жаль...

Константин Каширин

* * *

Мне повезло. Наши жизни пересекались во многих сферах до того, как мы стали вместе работать: дети учились в одном классе, было участие в конференциях, общие друзья. Но, конечно, когда Илья позвал меня и моих друзей работать в Яндекс и помог преодолеть массу технических сложностей, чтобы наш переход состоялся, для меня началась другая жизнь.

Илья жил работой, Яндексом, и, благодаря его страсти, азарту, харизме было невозможно просто работать. Все старались соответствовать, начинали этим жить. И это не форма речи: совершенно естественно было в перерыве и даже во время рабочего совещания вдруг начать обсуждать детские школьные проблемы или на даче на дне рождения или в антракте в театре неожиданно заспорить о важности отдельных поисковых факторов или правильном алгоритме новостной кластеризации. Не только невозможно было сказать, где заканчивается работа и начинается жизнь (наверное, потому что она никогда не заканчивалась), но благодаря Илье работа наполнялась жизнью. Так ярко, страстно, азартно он ей отдавался.

Илюшина деятельность, направленная на то, чтобы у нас были честные выборы, была продиктована его личным стремлением к справедливости, но тоже носила профессиональный, рабочий оттенок: он предлагал технические решения — алгоритмы, приложения, которые позволят легко, точно и беспристрастно следить за выборами и подсчитывать результаты. Он был предельно конструктивно настроен всегда. И на работе, и в жизни он был готов предложить решение, улучшение и лично принять участие в его реализации.

Когда на одном из митингов за честные выборы к нам подошел молодой человек и предложил подписать обращение против грабительских тарифов ЖКХ, Илья отказался, сказав, что не знает детально, какими должны быть тарифы, в чем проблема и как ее надо решать. При всей его страстности и эмоциональности в Илье всегда бодрствовал специалист, профессионал. Зато когда Илья был в чем-то уверен, он не боялся быть слишком убедительным. Однажды мне пришлось доставать из мусорного ведра свою «Нокию» после того, как Илья наглядно объяснил мне, что я недостаточно думаю о развитии новостей и поиска для смартфонов и тач-устройств, потому что сам пользуюсь устаревшим кнопочным телефоном.

Мне повезло: я довольно много общался с Ильей и по работе, и не только. При этом этого общения не могло быть много: если Илья звал поехать вместе на конференцию, выступить на круглом столе, помочь на переговорах в командировке, просто звал с детьми на дачу — отказать было невозможно, и не хотелось. Отдельная удача — это возможность поговорить в дороге (в машине или в самолете), когда ничто и никто не отвлекает. Ради этого не жалко было, например, доплатить за бизнес-класс и остаться без четырех часов ночного сна от Москвы до Цюриха.

Про Илюшу можно говорить самые разные замечательные слова, и они будут правдой. Но для меня основное в нем — это любовь. Любовь к работе, ко всему, чем он занимался, любовь к людям, с которыми он работал. Любовь, для меня парадоксальная и необъяснимая, к тем и к тому, что с ним спорило, воевало, было не согласно, что он был готов исправить, чему готов был помочь стать лучше.

Илья и его жена Маша — очень красивые люди, у них очень красивые дети, человеку со стороны, который оказывался в их семье, было удивительно, насколько там все проникнуто любовью, насколько это мощная движущая сила, она ощущалась почти физически. Так же явственно ее можно было почувствовать на публичных его выступлениях, на больших презентациях в Яндексе, на маленьких рабочих совещаниях. Его любили очень многие, и те, кто знал его давно и хорошо, и те, кто сталкивался с ним совсем мало. Моя семилетняя работа в Яндексе, самое счастливое и содержательное время в моей профессиональной жизни, стала возможна благодаря Сегаловичу и с ним неразрывно была связана. Я необъективен, нерепрезентативен, могу ошибаться. Но я уверен, что Илюше удалось сделать из Яндекса корпорацию любви. Любовь к работе, к тому, чем занимаешься, любовь к тем, с кем работаешь, любовь пользователей как основная цель, как основной критерий оценки продуктов и сервисов — в этом феномен Яндекса, феномен Сегаловича.

Яндексу тяжело будет дальше без сердца. Но Илья оставил рецепт успеха и большой заряд энергии и любви. Всем надо стараться соответствовать.

Лев Гершензон

* * *

Мое детство прошло в Алма-Ате, в поселке ВИРГ (Всесоюзного института разведочной геофизики). Поселок этот маленький, и, конечно, все знали друг друга. С Ильёй мы почти ровесники, ходили в одну школу, поэтому я спрашивал о нем у родителей и, кажется, они не советовали мне с ним знакомиться, потому что я мог плохо на него влиять. Я любил играть во дворе, особенно в футбол. И вот однажды мы с ним все же разговорились на улице. Стоим, обсуждаем что-то, пинаем мячик. За этим событием нас застали мальчишки с Развилки (это соседний район, с которым мы были не в ладах). И вызвали они нас на игру в футбол — как на дуэль. Были еще ребята с нашего двора, так что команды оказались полноценными, пять на пять. Мы очень быстро повели в счете. Я забил 6 мячей, и все — с подачи Ильи. Он подает, я забиваю. Было какое-то наваждение, я так хорошо никогда не играл, я сам себя даже испугался. Тут пришла мать, позвала меня ужинать, и мне пришлось уйти. На следующий день я побежал к Илье, чтобы узнать, как закончился матч. «Какое там! — говорит. — Проиграли 10:6». Я спросил: «Как же так? Ты же отличный игрок!» А он ответил: «Да что я. Вот ты ушел, и игры не стало». Кажется, в этот момент я понял, что у Ильи есть дар — помогать людям, причем делать это на высочайшем уровне, незаметно, так — как никто не сможет. Видимо, увидел он мое увлечение, и решил помочь, поспособствовать развитию, а сам по себе футбол, может, и не нужен ему был.

Сейчас мне говорят, что и Яндекс придумал не он, он лишь помогал. Но я-то понимаю, что это была за помощь!

Пётр Нассонов

* * *

Я с Ильей познакомился впервые на конференции ECIR, в Глазго, в апреле 2008-го, когда я еще жил в Голландии, делал свое PhD. Пообщались мы совсем немного, я тогда был слишком занят активным обретением связей в academic community на своей почти первой конференции и старался успевать общаться со всеми и по чуть-чуть. Помню только, как опешил от того, что «тот самый» Илья Сегалович, во-первых, не поленился добраться на никому не нужную, как казалось тогда, в России конференцию, а во-вторых, подошел поздравить меня со статьей, держась не только подчеркнуто скромно, но и даже заметно стеснительно. Мне кажется, это первое впечатление от Ильи должно быть у каждого, кто его знает. Кажется, именно оно располагает и привязывает к Илье людей так сильно с первой встречи, даже если потом они с ним и почти не пересекаются. С тех пор я был обязан Илье тем, что у меня появилась надежда вернуться в Россию и быть здесь кому-то нужным. А потом я стал уже обязан ему и тем, что у меня появилась возможность сюда приехать и попытаться это доказать остальным.

У меня очень и очень давно, много лет не было такой постоянной необходимости сдерживать слезы. Думаешь, если это не самый близкий родственник, не самый близкий друг, то обычно найдет и сразу отойдет. Я с Ильей общался далеко не каждый день и даже далеко не каждую неделю, но ощущение той колоссальной поддержки, которую он успевал оказывать во время и после наших коротких встреч, окрыляло, вселяло уверенность, которой у меня раньше, мне кажется, никогда не было и которую я боюсь потерять сейчас. Когда кто-то тебе постоянно дает что-то подобное так легко, как само собой разумеющееся, то без этого очень сложно жить и делать то же самое дальше.

Павел Сердюков

* * *

Я хорошо запомнила один момент. На первой конференции YaC Илья давал интервью, и журналист из Киева спросил, как он относится к Гуглу. Илья засветился и с искренним восхищением произнес: «Классно, замечательная компания, они большие молодцы!» Журналист опешил — как же, нам ведь полагается ненавидеть конкурента! А затем долго рассказывал мне, каким честным получилось общение с Ильёй.

А вообще-то не верится и не поверится никогда. Он где-то есть, ему просто нельзя позвонить.

Наташа, Яндекс

* * *

«Более того, именно математика была той платформой, которая необыкновенно объединяла нас всех.» (Илья Сегалович, 4 марта 2012 года)

Илья был очень цельным человеком, не терпящим посредственности и компромиссов. Общение с ним делало всех нас лучше и честнее во всём. Он верил, что каждый из нас в силах сделать этот мир лучше, и сам делал это каждый день.

Я помню Илью в разгар первого серьезного кризиса в Яндексе в 2006 году, когда впервые начала падать доля Яндекса в поиске. Илья, обычно невероятно вежливый и интеллигентный, был очень жестким на внутренних встречах по поиску. Команда тратила огромное количество усилий на улучшение качества поиска, но было сложно, и возникало естественное человеческое желание найти логичное объяснение проблем и смириться с потерей лидерства в технологиях. Илья отказывался слушать объяснения и даже кричал на ребят. Он требовал от них делать лучший в мире продукт и не искать простых путей в решении проблем. Он постоянно поднимал планку для команды, и команда в результате совершала чудо и находила решение. Проблема с качеством постепенно решилась, а вскоре пошли прорывные идеи, начиная с MatrixNet. Благодаря Илье Яндекс научился делать лучшие в мире технологические продукты.

Илья поднимал планку для всех нас во всем, чем он интересовался. Очень показательным было его участие в роли независимого наблюдателя в день выборов президента 4 марта 2012 года, всего за полгода до страшного диагноза. После думских выборов у многих опустились руки, но Илья решил сам добиваться перемен. При этом, по его словам, он был «аполитичным» человеком, не являясь сторонником ни одной партии или кандидата. Илья получил право участвовать в нескольких участковых избирательных комиссиях от имени двух разных партий и вместе со своим приемным сыном Сашей провел два невероятных дня без сна и отдыха, обеспечивая контроль за честностью выборов.

Очень показательна цитата из его «полу-художественного» отчета о событиях того дня: «Представляясь, я каждый раз отмечал, что не являюсь политическим сторонником ни КПРФ, ни Прохорова, а являюсь поклонником математики. В 100% из 100% мне отвечали тем же. Более того, именно математика была той платформой, которая необыкновенно объединяла нас всех.»

Я впервые встретила Илью и Аркадия 14 лет назад, когда искала идеи для инвестиций в Интернет для нашего фонда. Вскоре, естественно, оказалась на благотворительном аукционе «Детей Марии» и познакомилась с Машей.

Очень несправедливо, когда уходят лучшие. Нам будет тебя очень не хватать: твоей принципиальности и честности во всем. Будет не хватать твоих постоянных споров с Аркадием — практически по любым важным темам. В таких спорах рождалась истина и строилась лучшая в мире компания.

Лена Ивашенцева, член совета директоров Яндекса с 2000 года,
старший партнер Baring Vostok Capital Partners

* * *

В 2007 году, когда я был первокурсником, Илья выступал с лекцией перед студентами МГУ.

Мне запомнился такой эпизод. Илье задавали вопросы. Для ответа на один из них ему понадобилось включить презентацию, которую он готовил к другому мероприятию. Его помощник не смог быстро найти нужный файл, и Илья хлопнул в ладоши, как будто он телепортируется, сказал: «Опа, меня здесь нет!» — и побежал в центр большой аудитории к компьютеру. Вернувшись к кафедре, он снова громко хлопнул — «телепортировался» обратно со словами «И вот я снова здесь!»... Меня поразила эта непосредственность и простота, он радовался жизни и заражал этим других.

Благодаря той лекции я узнал, что Яндекс — это не просто сайт, а компания с интересной историей, классной атмосферой и удивительными сотрудниками. Выступление Ильи, бесспорно, повлияло на мои интересы и мою дальнейшую жизнь. Тогда я решил, что буду работать в Яндексе.

Евгений Козлов, Яндекс

* * *

Уход Ильи — огромная потеря для всех нас, кому посчастливилось работать с ним вместе, учиться у него и заражаться его пламенным стремлением сделать жизнь вокруг лучше.

Он всегда задавал высочайшую планку, рядом с Ильей всегда было понятно, кто мы и зачем мы: команда единомышленников, мечтающих создавать и совершенствовать нужные людям вещи. И Илья всегда был впереди, звал за собой, не позволяя остановиться и самодовольно успокоиться на достигнутом.

Я думаю что компания, которую он создал, вслед за ним приобрела эти черты, стала командой немножко идеалистов, местом, где ценятся честность, искреннее желание совершенствоваться самим и менять мир вокруг.

Огромное соболезнование семье и близким Ильи, мы скорбим вместе с вами. И с нами всегда будет частичка Илюшиных мечтаний, стремлений, человечности и прекрасной созидательной силы.

Галина Тихончук, Яндекс

* * *

Я знал Илью около двух часов — ровно столько, сколько времени занимает перелет из Москвы в Варшаву. Это было 22 июня 2011 года. Илья направлялся вместе со своим отцом в Белосток, откуда Валентин Ильич вынужден был уехать 70 лет назад.

Мы всю дорогу болтали о книжках и фильмах, о войне и обществе, спорили, шутили. И я даже не понимал, кто этот умный, тактичный и компанейский человек — фамилий мы не называли. Уже в Варшаве, когда Илья отлучился, чтобы найти и подогнать такси, я поинтересовался, почему они оба в фирменных футболках-поло с логотипом «Яндекса». Валентин Ильич не без кокетства ответил: «Ну, Илюше сам Бог велел, Сегалович все-таки. Ну, и мне от фирмы одежка перепала».

Когда Илья вернулся, я ляпнул что-то про IPO (тогда это была одна из главных новостей месяца). Илья притворно вздохнул: «Ну, вот, раскололи инкогнито,» — и с подозрением посмотрел на гордо улыбающегося папу.

Еще пара реплик, обмен визитками, рукопожатия, приличествующие случаю пожелания... И все, разъехались.

Дорогие Валентин Ильич, Мария, сотрудники Яндекса! Примите мои соболезнования. Это очень большая потеря. В первую очередь — человеческая. Даже для меня, знавшего Илью всего два часа.

Светлая ему память!

Александр Мнацаканян

* * *

Гении уходят не прощаясь,
Не говорите Гению «прощай!».
Жизнь Их — самоотдача,
Смерти нет для Них —
Есть только Рай!

Гении уходят не прощаясь,
Их заслуги, труд, и вклад, и пыл,
В детях, в нас — народе продолжаясь,
Укрепляют наш народный тыл!

Гении уходят не прощаясь,
Им пора, Они не скажут нам,
Что Их призывают в Поднебесную
Совершенствовать код Универсума.

Гении уходят не прощаясь,
Не говорите Гению «прощай!».
Лучше же галантно и красиво
Скажите Гению от всей души «спасибо!».

Оксана Ромеро

* * *

В памяти вспыхивают отдельные эпизоды.

Приглашение в Яндекс. Неожиданное письмо от Ильи, предложение встретиться. На встречу я шел, понимая, что про меня ничего не знают и что будет типичное собеседование. Но нет. Мы сидели в кафе, и Илья захватывающе говорил о будущем. О том, что можно и нужно сделать в Яндексе. Спрашивал меня, слушал, подхватывал, развивал мысль, перескакивал на другую тему. Крайне неохотно, ненадолго, как терпят неприятное лекарство, терпел мои попытки исполнить формальную часть рассказом о себе. Его не интересовало прошлое. И настоящее не интересовало. Он был весь в будущем.

Аэропорт. Мы вместе летим в командировку. Илья, как всегда, постоянно смотрит в телефон. И вдруг он вспыхивает, восторгается, восхищается — он просто не может не поделиться переполняющей его радостью: ему только что прислали ссылку на русский перевод стихотворения Пабло Неруды «Лимон». И такое впечатление, что Илья просто уверен, что все вокруг, конечно же знают это стихотворение и поймут его эмоции. Илья читает вслух, смакуя каждую строчку, каждое слово, периодически спрашивая: «Как тебе, а?»

Илья рассказывает в МГУ про поиск. Слушать рассказ Ильи — это отдельное удовольствие. Мало того что он наикрутейший специалист, он и оратор от Бога. Даже не оратор, а, скорее, рассказчик и немного артист. И вдруг Илья обращается ко мне: «Саша, я правильно говорю? Скажи, ведь так?» Он немного стеснялся. Свободно, легко и красиво выступая перед аудиторией, он немного стеснялся. Он всегда немного стеснялся, чуточку смущался и нуждался в поддержке. Может, конечно, такое у многих, но немногие могут быть искренними.

Твит Ильи: «Когда я умру, напишите на камне, пожалуйста: „Он уговорил Свету добавить овощи на кофепойнтах“». Он показывал этот твит коллегам и был им доволен почти так же, как и самим появлением овощей на кофепойнтах в Яндексе.

Как-то, рассказывая кому то про Илью, я сказал: «Это лучший человек, которого я встречал в своей жизни». Я уверен, что так думали и говорили очень многие. Это было при жизни Ильи. Это будет и теперь.

Александр Крайнов, Яндекс

* * *

Я успел познакомиться с Ильей менее чем за год до его смерти, на питерском стартап-форуме. Я так был впечатлен, что подошел к нему и сказал: «Я никогда не хотел работать в Яндексе, но под ваше начало пошел бы». Но он, улыбнувшись, отправил меня к своему помощнику, сказав, что тот поможет с трудоустройством в эту компанию, но вряд ли к нему, потому что он себе сотрудников не набирает. Я, конечно же, не пошел к помощнику. А Илью запомнил на всю жизнь. Такие люди меняют наше настоящее и будущее. Светлая ему память!

Николай Ланец

* * *

Илья — «Остап Бендер» от программирования, дух здорового аферизма помогал ему генерировать сотни тысяч гениальных идей.

Имея общую очень странную с ним компанию для общения, всегда удивлялся разносторонности его интересов. Ему было интересно и банковское дело, и литература, и политика, и космонавтика — всё это и не только это образовывало этого сложного человека, способного убедить любого делать то, что ему хотелось получить, именно так, как он себе это и представлял.

Кирилл Хаттоев

* * *

Очень печально, когда умирают такие люди, как Илья Сегалович. Он выпускник нашей Республиканской физико-математической школы-интерната в городе Алма-Ате (Казахстан). И этим обстоятельством наша школа очень гордится. И его жизненный путь, упорство, его успехи в построении одной из известных в мире поисковых систем, активная гражданская позиция должны быть, как мне кажется, примером для многих молодых людей, да и не только для них...

Светлая ему память!

Марат Молдиманов

* * *

Многие вокруг на работе пользовались Гуглом, а я всегда Яндексом. Просто потому, что его придумал Илья... Институт. Общежитие. В учёбе — авторитет, в ухаживании — образец…

Ольга Светлицкая, МГРИ