Илья Сегалович

Илья Сегалович

1964 — 2013

Основатель и директор по технологиям Яндекса, создатель первой версии поисковика и автор слова Yandex, эрудит и гражданин с активной жизненной позицией, один из организаторов реабилитационного художественного центра «Дети Марии», отец пятерых детей.


Мы собираем воспоминания об Илье для публикации на этой странице.


* * *

* * *

Илюша — человек будущего времени, и так неестественно добавлять слово «был». Это же не про него.

Ему было интересно жить, интересно делать, интересно, чтобы получалось. Идея его захватывала полностью, и он так щедро делился этим с нами, тащил за собой, показывал прекрасные, новые миры, которые жили у него в голове, и готов был много часов спорить и ругаться, убеждать, рассказывать, восклицать, махать руками, рисовать и смешить, пока и нам наконец не удавалось уловить отблеск этого чудесного и восхитительного.

Все, что он делал, всегда, было для того, чтобы людям стало лучше жить. Вот так просто. Тонкий, нежный, добрый, умный, великодушный, вдохновенный, светлый. Он ничего не боялся, был впереди и с улыбкой ждал нас там. И ждет.

Елена Грунтова, Яндекс

* * *

Where to start with our nearly 20 year friendship — Ilya, this passionate, burning man who loved his work and his family and his life. I met him with the clowns on a bus headed to a Moscow orphanage in 1995. He spoke English, sat with me and told me so much of Soviet history and how it personally affected his life.

I was reading the Master and Margarita — he told me how he had to keep handwritten chapters under his shirt, even when sleeping, and the round robin of chapters advanced when each person finished his chapter. So many stories. His deeply felt poetry recitations. The tzernike he made for my breakfast one day.

The wild ride with Maria and the kids to see his dad in Yaroslavl. He and Maria were living in a one-room apartment, with 4 kids, 3 orphans, and 3 cats — their monthly income wouldn’t buy a single meal out in America. Out of their lives of chaos, poverty, and deeply committed service to family and orphans, Maria and Ilya built a strong charity helping those orphans, added to their family, and Ilya — stoked with incandescent curiosity, fearsome brain-power, and relentless ambition — worked with his friend to form a lasting monument to his brilliance — Yandex.

There is so much more — his loss to his family and the world is a sucker punch to the gut. Oh, Ilya — you burned so bright, like a shooting star — to thrill the world and all who met you — and then to finish in a final burst — as all shooting stars must. Your genius and your humanity and your legacy will not be forgotten.

You were a brilliant diamond, forever in my memories. Fly free and high, Ilya Segalovich.

Jan Thatcher Adams, MD

* * *

Мы дружили с Илюшей со школы, четыре года сидели за одной партой. А потом вместе делали Яндекс. Сегодня ночью его не стало. Все случилось слишком быстро и неожиданно.


Последний раз он выступал перед нашими cтамбульскими ребятами в прошлый четверг. Он вышел и сказал: «Здравствуйте, меня зовут Илья». Все засмеялись, и он рассказал про поисковую платформу «Острова».



Не знаю, чем можно заменить его энциклопедичность в технологиях и чистое видение продукта. Но он оставил за собой целое новое поколение программистов, целую школу. А его этические стандарты задали уровень всем нам.

Аркадий Волож, 25 июля 2013

* * *

Илья — самый обаятельный и невозможно скромный пациент за все годы моей практики.

Илья опаздывает на прием и всегда смущенно извиняется, прижимая руку к груди и обезоруживающе улыбаясь, так, что я от этого смущаюсь еще больше него. Именно эти неловкие минуты и всплывают передо мной, когда думаю об Илье.

Скорблю и соболезную всем близким, дорогим и любимым Ильи.

Сурен С. Маилян, врач-стоматолог

* * *

Многие вокруг на работе пользовались Гуглом, а я всегда Яндексом. Просто потому, что его придумал Илья... Институт. Общежитие. В учёбе — авторитет, в ухаживании — образец…

Ольга Светлицкая, МГРИ

* * *

Можно быть начальником, и чтобы люди тебя боялись. А можно быть таким, как Илья. Я долгое время вообще не знала, кем он работает. Он просто заходил в кафе, просил кофе и улыбался, что-то рассказывал всегда. А однажды, когда была экскурсия в Яндексе для Павла Дурова, он пытался меня с ним познакомить и сделать так, чтобы тот добавил меня в друзья. А потом выдал: «Ну это же круто, если он у тебя в друзьях будет». Вот такой неожиданный, открытый, добрый, такой честный даже с теми, кого мало знает.

Я прочитала о его смерти спустя неделю. Ком в горле и слезы. Вечная память.

Ирина Арон, бариста

* * *

Совсем недавно, чуть больше полугода назад, сделала первый сайт. На нем метрику, училась у Яндекса смотреть статистику и все такое. И вот появились Острова. А там — ролик. А в нем — потрясающе улыбчивый человек, от которого веяло «все-получится» настроением! Такие, знаете, добрые глаза. А через несколько дней — узнала кто он. А потом — что умер.

Но даже за этот короткий срок Илья вдохновил меня своим жизненным теплом. И я мучила Яндекс в поисках чего-то о его состоянии. Непередаваемое чувство причастности, общности. Пусть земля ему пухом будет…

* * *

Трудно и больно говорить о таком человеке, как Илья, в прошедшем времени. В нашем классе, благодаря неуемной энергии Клары Михайловны, нашего классного руководителя, постоянно проводились различные мероприятия, где генератором многих идей и решений был Илья. Для меня примечателен пример, как на вечере посвящения в РФМШ доказывали любовь Онегина к Татьяне методом математической индукции.

В период нашего юношеского развития у Ильи был твёрдый внутренний моральный стержень, и никакие соблазны вредных глупостей ему даже не приходили в голову. Не было ему равных в решении кроссвордов. На вопрос, откуда он столько знает, Илья отвечал, что от папы, а папа решает все кроссворды на раз-два.

Через много лет после школы, в 2001 году, я разыскал Илью в Москве. Во время нашей встречи Илье позвонил отец. Нужно было просто видеть, с каким теплом Илья разговаривал с ним. Он был добрым не отдельно с родными, он был добр со всеми.

Я знал Илью и по работе в Яндексе. Думаю, что его профессионализм, его знания и его уверенность позволяли принимать выверенные, точные решения, позволяли избегать потерь времени и финансовых ресурсов. Всё это было важнейшей составляющей успеха Яндекса.

Светлая память Илье, мои соболезнования родным и близким, крепости духа всем нам. Команде Яндекса: держите высокую планку, заданную Ильёй!

Ядикар Ганиев, одноклассник

* * *

Илья был первым, с кем мне посчастливилось познакомиться, «войдя» в отрасль.
 Это был РИФ/КИБ. Мы с другом, еще зеленые маркетологи, стояли и обсуждали Wi-Fi, когда подошел Илья и присоединился к обсуждению. Ругался и объяснял, как сделать лучше.


Уже потом, спустя пару лет, мы с ним говорили о помощи детям, как интересно и сложно жонглировать и что мало тех, кто внутри себя чувствует себя самим собой. Он всегда был позитивен и настроен решительно. Хотя у меня нет ни одного кадра, на котором он улыбается, я уверен, что в душе он жил и нес свет.


Матвей Алексеев,

исполнительный директор

Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры Интернета

* * *

Я хорошо запомнила один момент. На первой конференции YaC Илья давал интервью, и журналист из Киева спросил, как он относится к Гуглу. Илья засветился и с искренним восхищением произнес: «Классно, замечательная компания, они большие молодцы!» Журналист опешил — как же, нам ведь полагается ненавидеть конкурента! А затем долго рассказывал мне, каким честным получилось общение с Ильёй.

А вообще-то не верится и не поверится никогда. Он где-то есть, ему просто нельзя позвонить.

Наташа, Яндекс

* * *

Илья вошел в наш дом, как и все остальные до него и после него. Представив его, Мария сказала и про Яндекс. Мы не обратили внимания. Погруженные в свой собственный мир творчества, слишком далекие от технического прогресса. Не произвело на нас впечатления и то, что приехавшая ТВ-группа сразу стала брать интервью у Ильи, как создававшего Яндекс. Ведь уже столько раз снимали у нас и других художников.

Илья и Мария сразу вошли в круг наших друзей. Удивительная пара. Оба открытые, оба с сиянием, изнутри струящимся. По красоте Мария напоминала мне Марию Магдалену, а Илья был, как влюбленный мальчишка. Это, пожалуй, основное — любовь между ними, излучаемая на всех остальных. Две половинки встретили друг друга. Всегда и во всем не только энергетически дополнявшие, но и взаимоусиливающие друг друга.


«Один за всех и одна большая семья» — под таким названием появилось видеоинтервью с Ильей и Марией в Германии на русском языке. Точнее и не скажешь, ведь и приехала к нам тогда семья из 15 человек. Где их дети, а где из интернатов, деления не было. Короче, «Дети Марии». Кто сказал, что не было проблем? Конечно, были. Но один огонь на двоих горел в этих родственных душах, согревая и помогая. Одна душа уже в мире ином. Разум отказывается это понимать и принимать.

Но... у каждого свое предназначение в этом мире. Илья ушел слишком рано. Но что такое человеческая жизнь? Можно ли измерять ее на число прожитых лет или на то, сколько сердец ты согрел, зажег в них искорку, подарил любовь?

Дорогая, милая моя Мария!

Нельзя заполнить оставшуюся пустоту. Это ведь твоя вторая половинка, резали по живому. Но я знаю, ты сильная и мудрая женщина, и с тобой ваши дети, в каждом из которых частичка Ильи, ваша любовь.

Нина Гелинг и Эккахарт Бушон
Галерея Dreiklang, Мюнден, Германия

* * *

Мы с Ильёй познакомились, когда они с Машей жили в Железнодорожном на съёмной квартире, и у них родилась их «бэбка» (Маша так её называла). Илья на мне тестировал значки своего поисковика, что-то мы вместе с ним рисовали. Я в то время занимался графическим дизайном и наружной рекламой. Лихое было время...

Сергей Соколов

* * *

Я познакомился с Ильей Сегаловичем на RuSSIR 2010 в Воронеже. Он с группой яндексоидов приехал на последний день или два. Это был улыбчивый человек в джинсах, кедах и толстовке. Меня удивила его простота и открытость в общении. А на вечеринке по случаю закрытия летней школы по поиску Илья весело вытанцовывал вместе со студентами под какую-то модную тогда песенку с венгерскими нотками. У него здорово и лихо получалось.

После общения с таким веселым, умным, профессиональным и абсолютно не «бронзовым» человеком, как Илья, закипала энергия и хотелось сделать что-то классное, что-то интересное, что-то под стать его уровню.

Александр Затворницкий

* * *

Сегодня мы провожаем великого человека, который ежедневно доставал на поверхность настоящие ценности и бескорыстно делился ими. Ценности полноценной жизни — быть totally uncool, все люди — хорошие, правильный алгоритм для системного решения проблемы честных выборов, любовь к детям в делах.

Работая на одном и том же рынке, я лишь изредка встречался с Ильей, но из разрозненных посланий у меня сложился цельный образ человека, который меняет мир к лучшему тем инструментом, которым он владеет в совершенстве — информационными технологиями и алгоритмами. Для меня Илья Сегалович — человек будущего — высокотехнологичный гуманист.

Борис Омельницкий

* * *

Я познакомился с Ильей в 1997 году. Я работал в «Новом Диске» и мы приехали в Яндекс покупать «морфологию». Во время переговоров за столом были Аркадий, Илья и Елена. Илья мне тогда увиделся аристократичным, вежливым и умным, по всем техническим вопросам отвечал он. С тех пор судьба сводила нас раз в год. Общаясь с ним, я увидел одну удивительную и редкую его способность — он был как будто индикатор. Если разговор уходил в глупость, банальность и самопрезентацию, он не противоречил, не противопоставлял свой огромный авторитет, он просто скучнел. Для того, чтобы понять смысл идеи, ему нужно было от 15 секунд до минуты. Если его глаза не загорались, становилось ясно — что-то не так. Мне кажется, он не был носителем фиксированных принципов, он был стрелкой компаса, даже острием этой стрелки, он указывал направление. И эта стрелка была одним из главных элементов корабля, который называется «Яндекс». Если он будет жить в каждом из нас, мы не собьёмся.

Сергей Москалев, разработчик Punto Switcher

* * *

Познакомились мы с Ильей и Аркадием Воложем в 1990 году — работали они тогда в компании КомпТек (компьютеры Everex), мы для них выполняли технические работы по обслуживанию компьютеров. Параллельно они уже работали над Яндексом. Нам казалось, что занимаются они неизвестно чем, непонятно, с какой целью....

Потом появился Яндекс, стало понятно, что мы ошибались, а они были правы. После этого следила за Ильей только по публикациям в прессе, по сообщениям от общих друзей и партнеров по бизнесу. Очень жаль, что такой молодой и талантливый человек ушел, ушел так рано...

Мои соболезнования близким — жене, детям, родным.

Светлая память Илье.

Наталья Адаманова

* * *

Это трогательное уменьшительно-ласкательное «Илюша», произносимое многими, в том числе великовозрастными брутальными мужчинами...

Мне посчастливилось побывать дома у Ильи на один из Новых годов. Именно посчастливилось, потому что соприкосновение с миром Ильи и с ним самим расценивается мной как причастность к чему-то большому и настоящему. Что я ожидала от праздника, проведённого в доме Ильи, слыша слова «Рублевка», «топ-менеджер», «Яндекс»? Все что угодно, но только не то, что я увидела. Илья и много детей рядом с ним, и он отдает всем свою любовь и доброту, щедро и бескорыстно.

Александра Орлова

* * *

Илюша — мой однокурсник. Группа РФ-81-1. Умнейшая голова, добрейшее сердце, скромнейший человек. Последний раз виделись в 2006 году на встрече выпускников. Илюша, любим, гордимся.

Елена Летягина

* * *

Мои знакомые знают, что беседа с Ильей Сегаловичем произвела на меня особое впечатление, ― я много раз делилась им с друзьями. Мне посчастливилось брать интервью у многих ярких личностей, выдающихся людей, добившихся успеха. Среди них нобелевские лауреаты, министры, руководители разных рангов и категорий. К моему счастью, тема науки, о которой я пишу, располагает к общению с умнейшими без преувеличения людьми планеты. И все же Сегалович выделился среди других глубоких, думающих, созидающих людей.

Успех и признание накладывают отпечаток. Став успешными, известными, люди перестают быть простыми. Они иначе одеваются, иначе разговаривают, по-другому отзываются о своих промахах. Не то чтобы обязательно свысока, но ― по-другому. Это так привычно, что удивляет не то, почему так происходит, а то, почему у кого-то происходит не так. Почему-то человек, создавший продукт, востребованный миллионами, просто говорил о своих ошибках, признавался в том, что не все «так розово, как может показаться», всерьез и вдумчиво относился к каждому вопросу рядового журналиста и даже спрашивал, чем вызван интерес СМИ, которыми, по его словам, Яндекс не избалован. Как-то всё наоборот у него ― такое Дело и такая скромность, такая востребованность и такая простота.

Бесконечно жаль, что такие люди уходят. Мужества и стойкости семье Ильи.

Елена Укусова

* * *

В 2007 году, когда я был первокурсником, Илья выступал с лекцией перед студентами МГУ.

Мне запомнился такой эпизод. Илье задавали вопросы. Для ответа на один из них ему понадобилось включить презентацию, которую он готовил к другому мероприятию. Его помощник не смог быстро найти нужный файл, и Илья хлопнул в ладоши, как будто он телепортируется, сказал: «Опа, меня здесь нет!» — и побежал в центр большой аудитории к компьютеру. Вернувшись к кафедре, он снова громко хлопнул — «телепортировался» обратно со словами «И вот я снова здесь!»... Меня поразила эта непосредственность и простота, он радовался жизни и заражал этим других.

Благодаря той лекции я узнал, что Яндекс — это не просто сайт, а компания с интересной историей, классной атмосферой и удивительными сотрудниками. Выступление Ильи, бесспорно, повлияло на мои интересы и мою дальнейшую жизнь. Тогда я решил, что буду работать в Яндексе.

Евгений Козлов, Яндекс

* * *

Я познакомилась с Ильей, когда только начинала преподавать французский язык в Яндексе. Это были мои самые первые удивительно-восхитительные впечатления от компании и от Ильи. Меня удивляло и восхищало, как такой занятой человек находит время для французского языка. А он сетовал на катастрофическую нехватку того самого времени... Я как-то сказала ему: «Зато Вы учите французский язык». Он пошутил в ответ: «Да, мне все завидуют. А я даже не знаю, что и сказать...»

Однажды, когда Илья уже не был моим учеником, мы пересеклись с ним в кафе недалеко от Яндекса. Он подошел, поинтересовался, как проходят занятия в других группах, и признался, что за весь курс обучения сделал домашнее задание только один раз. «Ну как с таким подходом продолжать изучать иностранный язык...» — сказал он.
 А я не знаю, кто на этих занятиях был больше учителем: я или Илья? Но я получала колоссальное удовольствие от общения с ним. Каждое занятие, на котором он присутствовал, превращалось в нечто увлекательное, наполненное искрометным юмором, живой, жаркой дискуссией с новыми интереснейшими деталями и фактами...


Скорблю вместе с его семьей и близкими людьми.

Анна Менкова, курсы иностранных языков «Экспресс-Л»

* * *

Where to start with our nearly 20 year friendship — Ilya, this passionate, burning man who loved his work and his family and his life. I met him with the clowns on a bus headed to a Moscow orphanage in 1995. He spoke English, sat with me and told me so much of Soviet history and how it personally affected his life.

I was reading the Master and Margarita — he told me how he had to keep handwritten chapters under his shirt, even when sleeping, and the round robin of chapters advanced when each person finished his chapter. So many stories. His deeply felt poetry recitations. The tzernike he made for my breakfast one day.

The wild ride with Maria and the kids to see his dad in Yaroslavl. He and Maria were living in a one-room apartment, with 4 kids, 3 orphans, and 3 cats — their monthly income wouldn’t buy a single meal out in America. Out of their lives of chaos, poverty, and deeply committed service to family and orphans, Maria and Ilya built a strong charity helping those orphans, added to their family, and Ilya — stoked with incandescent curiosity, fearsome brain-power, and relentless ambition — worked with his friend to form a lasting monument to his brilliance — Yandex.

There is so much more — his loss to his family and the world is a sucker punch to the gut. Oh, Ilya — you burned so bright, like a shooting star — to thrill the world and all who met you — and then to finish in a final burst — as all shooting stars must. Your genius and your humanity and your legacy will not be forgotten.

You were a brilliant diamond, forever in my memories. Fly free and high, Ilya Segalovich.

Jan Thatcher Adams, MD

* * *

У Ильи была особенная манера общаться: доверительно. Так, будто вы с ним сто лет дружите, просто давно не виделись. И вот он уже рассказывает, как старому другу, о том, что у него нет шансов водить легковую машину, потому что семья настолько большая, что в легковую просто никто не влезет. Что на фургончике задняя передача включается так, как обычно включается первая, и поэтому смешной казус и т.д. Также Илья рассказывал про лошадок, которые установили у офиса Яндекса, а власти чинили всякие препятствия — как будто мы вместе этих лошадок ставили, а сейчас вместе пойдем бороться с непробиваемыми чиновниками.

И думаешь, вот как Илья ко мне тепло относится, здорово! А сейчас понимаешь, что это просто человек такой — живущий с открытым сердцем. Никаких слов не хватает, чтобы описать, как жаль...

Константин Каширин