Илья Сегалович

Илья Сегалович

1964 — 2013

Основатель и директор по технологиям Яндекса, создатель первой версии поисковика и автор слова Yandex, эрудит и гражданин с активной жизненной позицией, один из организаторов реабилитационного художественного центра «Дети Марии», отец пятерых детей.


Мы собираем воспоминания об Илье для публикации на этой странице.


* * *

* * *

Илья Сегалович — со-основатель Яндекса, его душа. Движущая сила технологического образования в России. Герой в семейной жизни. Он не афишировал свои благотворительные проекты, но сделал там не меньше, чем в Яндексе.

В 2006 году Илья сделал первую в стране программу грантов для съемки университетских курсов на видео. Я был одним из участников этой программы. В 2007 прошла первая школа по поисковым технологиям RuSSIR, там мы познакомились лично. Илья — добрый ум. Такой глубокой моральной силы и способности воплощать идеалы в реальность я ни в ком больше не встречал.

Ильи не стало, но тысячи людей сделают больше и будут добрее, потому что в их жизни была встреча с Ильей.

Спасибо за всё.

Юра Лифшиц, Зона действия

* * *

Это был человек, который в 2 раза меня старше, но, когда мы и мои ровесники встречались с ним в коридоре и общались на любые темы, мы абсолютно этого не замечали. Илья был удивительно открытый, честный и простой человек.

Когда-то, когда я был с ним еще едва знаком, мне посчастливилось проехать с ним вдвоем 4 часа в автомобиле. Илья был за рулём, и мы с ним подпевали под легкий африканский джаз. Не помню, как звали исполнителей, но Илья их очень хвалил. Этот момент отпечатался в моей памяти навечно.

При всём своем опыте и таланте он успевал делать невероятно много добра. Я всегда считал его человеком, которого ничто не может испортить, идеалом личности.

Андрей Ярошевский, Яндекс

* * *

Илюша — человек будущего времени, и так неестественно добавлять слово «был». Это же не про него.

Ему было интересно жить, интересно делать, интересно, чтобы получалось. Идея его захватывала полностью, и он так щедро делился этим с нами, тащил за собой, показывал прекрасные, новые миры, которые жили у него в голове, и готов был много часов спорить и ругаться, убеждать, рассказывать, восклицать, махать руками, рисовать и смешить, пока и нам наконец не удавалось уловить отблеск этого чудесного и восхитительного.

Все, что он делал, всегда, было для того, чтобы людям стало лучше жить. Вот так просто. Тонкий, нежный, добрый, умный, великодушный, вдохновенный, светлый. Он ничего не боялся, был впереди и с улыбкой ждал нас там. И ждет.

Елена Грунтова, Яндекс

* * *

Музыка, которую мы слушаем, многое говорит о нас, поэтому вот еще один штрих к портрету Ильи.

За годы совместной работы мы обменялись немалым количеством дисков и плейлистов. «Я купил замечательный диск, только забыл тебе его принести», — так обычно начинался наш меломанский разговор. Но в итоге приносил, диск и вправду оказывался замечательным.

Музыка, которую слушал Илья, была такой же солнечной, как и он сам. Больше всего он любил джаз, блюз, соул, кубинскую и африканскую музыку, скупал диски Putumayo и восторженно ими делился. Слушал Битлз. Классику рока по радио. И — Веру Матвееву. Однажды устроил день рождения прямо на джазовом концерте Билли Кобэма.

В сборники музыки, которыми мы обменивались, включал и неожиданные вещи. Вставит, к примеру, песню группы «Ариэль» «Расскажу тебе, кума» и спросит после, хитро улыбаясь: «Ну как, ты оценил?» Оценить предлагалось не столько саму песню, сколько провокационную последовательность треков.

Вот последний присланный мне Ильей плейлист. Список из 147 песен, которые он слушал совсем недавно.

Митя Иванов

* * *

Есть такие люди, рядом с которыми ты сам чувствуешь себя лучше. Есть такие люди, которые заряжают тебя энергией и позитивом, и слова которых трогают до глубины души. Есть такие люди, на которых хочется равняться. Илья ... таким человеком.

Когда он появлялся, все вокруг оживало, он своими словами менял мировоззрение людей. Я помню, как еще совсем «зеленой» и не определившейся в своих интересах я попала на семинар РОМИП-2008. Мне очень тогда запомнилось выступление ребят из Яндекса, но больше всего мне запомнился Илья. Его горящие глаза заражали всю аудиторию. Мне кажется, это было определяющим событием для определения моего дальнейшего пути. И я уверена, я не одна такая, кого Илья вдохновил, таких нас тысячи. Этот человек добился успеха, неся добро, он ... не просто талантливым программистом, исследователем и вдохновляющим менеджером, он ... по- настоящему хорошим человеком. Он по-настоящему верил в улучшения и творил их.

Илья всегда будет для меня воплощением доброты и справедливости и специалистом, преданным своему делу. Я таких больше не знаю.

Юля Киселева

* * *

Я знаю Илюшу с 13 лет, с тех пор, как он пришел в мой класс в РФМШ. Иметь таких учеников — счастье для учителя!

Талантливый человек — талантлив во всем, у Илюши были блестящие успехи и победы не только в физике и математике, но и в гуманитарных предметах тоже! Веселый, улыбчивый, бесконечно добрый мальчик, в котором энергия бьет ключом! Школу закончил блестяще, а это была не простая задача! Он был золотым мальчиком и стал золотым человеком, блестящим профессионалом. Верность школьной дружбе он пронес через всю жизнь, прошло 32 года после школы, но связь не прерывалась никогда!

Его уход для нас очень тяжел. Мы просто убиты, это непостижимо! Но для меня и его одноклассников он есть и будет любимым другом Илюшей!

Наши глубокие соболезнование его большой семье, его коллегам и, конечно, тебе Аркадий, тебе он был больше, чем друг!

Клара Михайловна Любимова, классный руководитель

* * *

«Более того, именно математика была той платформой, которая необыкновенно объединяла нас всех.» (Илья Сегалович, 4 марта 2012 года)

Илья был очень цельным человеком, не терпящим посредственности и компромиссов. Общение с ним делало всех нас лучше и честнее во всём. Он верил, что каждый из нас в силах сделать этот мир лучше, и сам делал это каждый день.

Я помню Илью в разгар первого серьезного кризиса в Яндексе в 2006 году, когда впервые начала падать доля Яндекса в поиске. Илья, обычно невероятно вежливый и интеллигентный, был очень жестким на внутренних встречах по поиску. Команда тратила огромное количество усилий на улучшение качества поиска, но было сложно, и возникало естественное человеческое желание найти логичное объяснение проблем и смириться с потерей лидерства в технологиях. Илья отказывался слушать объяснения и даже кричал на ребят. Он требовал от них делать лучший в мире продукт и не искать простых путей в решении проблем. Он постоянно поднимал планку для команды, и команда в результате совершала чудо и находила решение. Проблема с качеством постепенно решилась, а вскоре пошли прорывные идеи, начиная с MatrixNet. Благодаря Илье Яндекс научился делать лучшие в мире технологические продукты.

Илья поднимал планку для всех нас во всем, чем он интересовался. Очень показательным было его участие в роли независимого наблюдателя в день выборов президента 4 марта 2012 года, всего за полгода до страшного диагноза. После думских выборов у многих опустились руки, но Илья решил сам добиваться перемен. При этом, по его словам, он был «аполитичным» человеком, не являясь сторонником ни одной партии или кандидата. Илья получил право участвовать в нескольких участковых избирательных комиссиях от имени двух разных партий и вместе со своим приемным сыном Сашей провел два невероятных дня без сна и отдыха, обеспечивая контроль за честностью выборов.

Очень показательна цитата из его «полу-художественного» отчета о событиях того дня: «Представляясь, я каждый раз отмечал, что не являюсь политическим сторонником ни КПРФ, ни Прохорова, а являюсь поклонником математики. В 100% из 100% мне отвечали тем же. Более того, именно математика была той платформой, которая необыкновенно объединяла нас всех.»

Я впервые встретила Илью и Аркадия 14 лет назад, когда искала идеи для инвестиций в Интернет для нашего фонда. Вскоре, естественно, оказалась на благотворительном аукционе «Детей Марии» и познакомилась с Машей.

Очень несправедливо, когда уходят лучшие. Нам будет тебя очень не хватать: твоей принципиальности и честности во всем. Будет не хватать твоих постоянных споров с Аркадием — практически по любым важным темам. В таких спорах рождалась истина и строилась лучшая в мире компания.

Лена Ивашенцева, член совета директоров Яндекса с 2000 года,
старший партнер Baring Vostok Capital Partners

* * *

Илья спутывал все планы. Он не хотел слушать, казалось бы, разумные объяснения, почему нельзя сделать по-другому. Можно было обижаться, спорить, злиться, но он был прав — всегда можно сделать лучше. Нужно просто брать и делать.

Для меня он всегда будет примером неравнодушного человека. Человека, которому не все равно. Илья делал мир лучше, день за днем, всегда начиная с себя.

Сергей Максимов, ex-Яндекс

* * *

Мы дружили с Илюшей со школы, четыре года сидели за одной партой. А потом вместе делали Яндекс. Сегодня ночью его не стало. Все случилось слишком быстро и неожиданно.

Последний раз он выступал перед нашими cтамбульскими ребятами в прошлый четверг. Он вышел и сказал: «Здравствуйте, меня зовут Илья». Все засмеялись, и он рассказал про поисковую платформу «Острова».

Не знаю, чем можно заменить его энциклопедичность в технологиях и чистое видение продукта. Но он оставил за собой целое новое поколение программистов, целую школу. А его этические стандарты задали уровень всем нам.

Аркадий Волож, 25 июля 2013

* * *

Во время одной из командировок в московский офис я пришел на четвертый этаж, туда, где находился отдел качества поиска, и занял не глядя маленький стол в уголке. Стол оказался необычным: у него был электрический привод, позволяющий регулировать высоту, и имелась резиновая столешница. В общем, было очевидно, что его владелец отличается оригинальностью. Через два часа появляется Илья. Здороваемся, кратко обсуждаем ситуацию с моим тогдашним проектом, думаем, что можно сделать, и он куда-то уходит. Я продолжаю работать. Затем он возвращается через два часа и проходит мимо. Я краем глаза замечаю то, как он задерживает взгляд на мне и столе, за которым я стоял. Я был в замешательстве: «Что это значит?» Оказалось, что я занял его стол. Как только я осознал, я извинился и сказал ему, что я сейчас же ухожу и освобождаю его рабочее место. На что он начал сильно возражать и сказал, что я могу работать здесь столько, сколько нужно, и что стол ему не нужен. Так повторилось трижды: Илья проходил мимо, а я предлагал ему освободить стол. Что за странный диалог у меня был с основателем компании: я хочу его пустить за его рабочее место, а он не хочет!

Этот случай отложился в моей памяти на всю жизнь. Я никогда не видел раньше, чтобы люди, имеющие такие состояния, были настолько этически зрелыми. Огромная удача нашего времени в том, что нам представилась возможность общаться с Ильей, это сделало нас всех морально лучше и сильнее. Удачи тебе на небесах, дорогой коллега.

Александр Сибиряков, Яндекс

* * *

В 2007-2008 году я часто приходила с друзьями — художниками, музыкантами и актёрами — в студию «Дети Марии», поэтому мне посчастливилось лично знать Илью Сегаловича. В какой-то мере могу сказать, что он стал для меня учителем, хотя мы и ровесники.


Сначала мы познакомились с Ильёй как с мужем Марии Елисеевой. О работе Ильи я узнала не сразу, ведь по внешнему виду и манере общаться трудно догадаться о том, что перед тобой — основатель Яндекса. Я не могла предположить о масштабе его бизнеса. Но потряс меня Илья ещё до этого. Сразу, при первом взгляде он поражает какой-то абсолютной доброжелательностью, уверенностью и доверием к собеседнику. В нём чувствовался какой-то талант к жизни, интерес и вкус к ней. Неравнодушие к человеческим взаимоотношениям и вообще ко всему, что происходит рядом с ним. И умение делать выводы — всему этому я до сих пор учусь у него.


Илья — очень простой человек, открытый и общительный. Они вместе с Марией рассказывали мне о том, как начиналась история с их студией. О том, как они ездили по интернатам и детским домам. Как их потрясли чудовищные условия и отсутствие надежды, в которых пребывают эти дети. При этом взгляд на всё это был каким-то оптимистичным. Помню, как сначала меня это удивило. Все слова Ильи были очень конкретными, конструктивными и «по существу», они были очень убедительны — такое не забудешь. Вместо безысходности и отчаяния, которыми обычно заканчивались все мои мысли про аутистов и людей с «особенностями развития», я вдруг почувствовала, что могу что-то изменить. Мы тогда много говорили. О том, что среди детей-сирот много инвалидов. И вообще, про инвалидность и аутизм в нашей стране.

Без всякого преувеличения могу сказать, что изменениями в своей жизни и выбором своего пути — работой с людьми с «особенностями развития» — я отчасти обязана Илье и Марии. Такие связи остаются неразрывны, это на всю жизнь. Например, ученик Марии Антон Кузнецов теперь учится у меня, и у нас много общих друзей. 


Мария, мы с тобой!

Скорбим, любим, всегда помним. Если понадобится, будем рядом.


Вероника Павленко

* * *

Я не видел других таких людей, одинаково увлеченных и в то же время цельных, с такими высокими этическими стандартами, как Илья Сегалович.


Я с 2009 года временами сидел с Ильей в одной комнате. Не то чтобы мы часто виделись, особенно в последнее время, но когда встречались, это было примерно по такой схеме:


Илья: «Ты видел, какое крутое приложение для iPhone я скачал/сайт увидел/сервис ребята сделали?» 
И увлеченно показывал, как это может помочь миру.


Илья: «А как у вас дела?
» И он всегда требовал, чтобы я ему рассказывал все детали реализации, вплоть до мелких подробностей. Он успокаивался, только когда, как мне кажется, понимал, как бы сам это запрограммировал.


Илья, мы будем скучать по тебе. Мы будем продолжать делать то, что вместе хотели, в том числе и ради тебя.


Пора уже изобрести лекарство от рака!

Андрей Стыскин, Яндекс

* * *

Периодически сталкивались с Ильёй в коридорах Яндекса, кафе Лебедева и на мероприятиях. «Привет, Илья», — пожалуй, максимум, что я ему говорила.

Так и помню картину: Илья стоит, прислонившись к стене, вокруг него энное количество «яндексоидов», которым он бурно что-то рассказывает. В его взгляде, речи и поведении были такие открытость и теплота, что хотелось подойти и поделиться чем-то своим, спросить совета.

Но так и не осмелилась, останавливала себя — слишком занятой, да и птица не моего полёта. Однако сама возможность когда-нибудь так сделать грела неимоверно, и, пусть я давно не в Яндексе, это всё равно было возможно. А теперь нет. Теперь не получится даже произнести то простое: «Привет, Илья».

So sad.

Марина Герваси, ранее сотрудница Яндекса

* * *

Сегодня мы провожаем великого человека, который ежедневно доставал на поверхность настоящие ценности и бескорыстно делился ими. Ценности полноценной жизни — быть totally uncool, все люди — хорошие, правильный алгоритм для системного решения проблемы честных выборов, любовь к детям в делах.

Работая на одном и том же рынке, я лишь изредка встречался с Ильей, но из разрозненных посланий у меня сложился цельный образ человека, который меняет мир к лучшему тем инструментом, которым он владеет в совершенстве — информационными технологиями и алгоритмами. Для меня Илья Сегалович — человек будущего — высокотехнологичный гуманист.

Борис Омельницкий

* * *

Запомнил Илью по его выступлению на одном из московских Startup Weekend’ов. Он рассказывал про то, как оказался среди гостей на Демодне акселератора YCombinator и как Пол Грэм спутал его с кем-то и называл Сегаловым, а потом, узнав, что он Сегалович, поинтересовался, кто он такой...

Он рассказывал о стартапах, которым хочется дать миллион сразу после презентации, и говорил об этом так, что было понятно — он мог бы заразить идеей любого из этих проектов, чужих ему, не хуже, чем сами их основатели. Таким он и запомнился — бесконечно харизматичным и энергичным.

После этого были лишь короткие пересечения в интернете на профессиональных ресурсах, моменты, когда было полное согласие с тем, что Илья пишет, и моменты неприятия некоторых его слов. Однако всегда оставалось уважение к тому, что Илья делает на работе и вне её, и приятное чувство причастности к тому профессиональному сообществу, в котором работают такие люди.

Валентин Домбровский

* * *

Будучи студентом, я очень интересовался поиском и знал, что есть такой человек Илья Сегалович, который сделал Яндекс. Пересечься в жизни удалось только один раз — это было в 2006 году на первой конференции КИБ. Я заметил Илью в кулуарах и просто подошел поздороваться. Бросилось в глаза, насколько он не был похож на других больших руководителей. Одетый в джинсы и футболку, он живо общался с участниками конференции. И еще мне показалось, что он куда-то торопился...

Алексей

* * *

Илья всегда был открыт для новых знаний и их применения. Интересен такой случай: в 1980 году мы с Ильей были на в олимпиаде по математике. Между первым туром и вторым, когда все отдыхали или гоняли футбольный мяч, мы приняли участие в обучающей игре. Каждый загадывал свою тему в математике и объяснял ее тем, кто ее не знал. Один из старшеклассников загадал бином Ньютона, а мы еще не проходили его, вот нам кратко о нем и рассказали...

Во втором туре Илья решил задачу, применив бином Ньютона, что было оценено как решение лучшее, чем у автора задачи. Илья тогда занял первое место на олимпиаде.

Аскар Бекбасаров, одноклассник

* * *

Мы учились с Ильей с 1977 года в физмат. школе в Алма-Ате, и тогда началась наша дружба длиною в жизнь, и мы никогда не думали, что прервется она так неожиданно рано. В это невозможно поверить, невозможно поверить, что этот энергичный жизнерадостный человек никогда больше не позвонит, не напишет, не придет на встречу одноклассников. Мы все соберемся на очередной юбилей, а его не будет рядом.

Мы встречались регулярно, последний раз — год назад. Он рассказывал о работе, семье, планах на будущее. И планов этих хватило бы для нас всех. А он как-то успевал все делать один и делал всегда на самом высоком уровне, с полной самоотдачей. Веселый, добрый, мудрый — таким он останется в наших сердцах.

Если бы таких людей было больше, Мир стал бы намного лучше. Вечная тебе память, дорогой Друг!

Ирина Шинкарук, Алма-Ата, РФМШ, 10-Г, 1981 год выпуска

* * *

Я впервые услышала об Илье и его семье в 90-х годах от своей подруги Кати, которая с каким-то особенным уважением говорила о благотворительной организации, созданной ее знакомыми, деятельно, умно и по-творчески помогающей детям-сиротам, и что это люди, непосредственно связанные с Яндексом.

По-моему, это первая действующая благотворительная организация, о которой я услышала. По тому, КАК она говорила об этом, я поняла, что это что-то очень стоящее, правда, узнать поподробнее о них мне тогда в голову не пришло, видимо, потому что и о Яндексе (а где еще можно получить информацию?) я услышала тогда впервые, в ту пору дальше Фидо мои интернет-познания не распространялись.

А познакомилась с Ильей я на следующем витке своей жизни, работая уже в своей благотворительной организации, которая занимается, в частности, содействием в профессиональном самоопределении детей-сирот. Мы нередко ходим с подростками из детских домов в различные организации, а однажды нас пригласили в Яндекс (УРА!), оказалось, что узнав о предстоящих гостях, технический директор Яндекса Илья Сегалович выразил готовность пообщаться с ребятами (НУ НИЧЕГО СЕБЕ!). Вот тут-то я заглядываю в Яндекс и понимаю, что это тот самый человек и что «Дети Марии» — организация, о работе которой я все время столько слышу, — это та самая, связанная с Яндексом (ТОГДА ПОНЯТНО). Это было совсем недавно, в конце апреля.

«Вы же не пафосный?», — обратилась я к нему, чтобы что-то сделать со своим смущением, и тут же стало понятно, что это понятие к нему ну совсем не применимо. Прямота, принятие, уважение и интерес к мнению собеседника, ни капли «воды» в разговоре, открытость, искренность, юмор, готовность поделиться и поддержать. Его анекдот про пафос: «Да у меня дядя в КГБ работает. — О, а кем? — Дворником!»

Илья преподал мне урок (точнее, я беру как урок то, чем он поделился, он ни разу не поучал). Зашла речь об одной из подопечных нашего фонда, выпускнице детского дома. У нее врожденный дефект лица, вовремя не прооперированный. Она учится в кулинарном колледже, и когда у них была практика в столовой Государственной думы, увидев ее там, ей сказали, что практику ей засчитают, но пусть она больше не приходит (ей осторожно, но буквально объяснили, что посетителям столовой может быть неприятно случайно ее встретить в коридорах ГД). На что Илья рассказал, что у них есть парень, с которым они дружат и которому стараются помогать, страдающий ДЦП, кажется, его зовут Сережа, которого кто-то где-то позволил себе подобным образом ущемить, и они развернули целую кампанию в поддержку этого парня, используя всевозможные ресурсы, СМИ и пр., и это сработало так, что обидчикам мало не показалось, они принесли свои извинения. Я сказала, что жалею, что не сделала хоть чего-то подобного. «Это не главное», — ответил Илья.

Илья заинтересовался идеей обучать ребят больничной клоунаде (в интернате, откуда пришли ребята, их обучают цирковому искусству). Он предложил познакомить меня с Марией, которая должна была вернуться из Англии в 20-х числах мая. Я заболела, не связалась, и это тоже уже не исправить.

Илья рассказывал о том, как работает поисковая система так доступно и просто, что даже я что-то поняла.
— Гугл — прекрасная компания.
— А чем Яндекс лучше Гугла?
— Всем.

Илья рассказывал о временах, когда Яндекс только начинался, они сидели в своем офисе втроем, и когда приходил поисковый запрос, компьютер жужжал у него в ногах. Он охотно признал экспертное преимущество решительно настроенных зубастых подростков, занимающихся цирком, чем и как лучше жонглировать, жонглируя при этом апельсинами, и признался, что жонглирует он не блестяще, зато преуспел в том, что хорошо этому обучает.

Для меня Илья стал примером человеческой высоты и простоты. И хочется удержаться от пафоса, говоря о таком непафосном человеке, трудно подобрать слова, чтобы выразить грусть, и подобрать слова соболезнования семье. Это такая потеря, с которой трудно справиться. Пожалуйста, держитесь!

Ольга Поздеева

* * *

Я написал о мелкой баге в поиске на соответствующую рассылку, ребята что-то ответили, уточнили у меня, в итоге пишут, что бага скоро исчезнет, когда будет добавлено соответствующее расширение, а Илья тут же пишет в ответ: «Вообще-то я, помнится, сам вбивал -ие/-ье в какие-то (почти все какие надо) парадигмы (и списки окончаний) в нашей морфологии. Вы уверены, что морфологическое расширение — это не „расширение“? Илья».

Мелочь в общем-то, незначительный рабочий момент, но меня тогда поразило, что он сам вникает даже в такие мелкие баги и все помнит, а сейчас я понимаю, что в этом был весь он — потрясающий эксперт, профессионал высочайшего уровня, который, несмотря на огромный объем работы, был всегда готов вникать в любые мельчайшие детали и придавать им значение — настолько, что даже на такую мелкую багу незамедлительно среагировал сам.

А бага касалась последнего стихотворения Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья». Может быть, поэтому мне так вспоминается именно этот эпизод.

Александр Гаврилин, Яндекс

* * *

Я видел Илью только два раза в жизни. Ровно две недели назад в рамках Tolstoy Summer Camp я сидел на лекции в первом ряду и слушал о его стремлениях и планах. Кто-то задал вопрос: «А почему дизайн у сервисов Яндекса не единый?» Илья ответил: «Ой, да. Пожалуйста, не говорите — это то, из-за чего у меня самого болит сердце, и мы скоро это исправим».

Илья очень ярко рассказывал об Островах и говорил, как он ждет их появления. Я сидел прямо перед ним и смотрел как он крутил в своих руках зубочистку. Он несколько раз смотрел прямо на меня, рассказывая что-то. После выступления я подошел к нему, желая задать хоть какой-то вопрос, чтобы услышать что-то от такого человека, как он, лично мне. Была очередь и организаторы торопили его. Я стоял в метре он него и хотел сказать что-то, перебив кого-то, а он смотрел на меня и улыбался, будто говоря: «Ну, парень?! Давай, скажи!» Я так и не сказал.

На следующий день я опоздал — места были только в конце. Я сел на предпоследний ряд. Случайно обернувшись, я увидел, что на последнем ряду сидит Илья Сегалович. Я посмотрел на него, и он точно так же улыбнулся, будто говоря «ты что-то хотел?». Я понял, что у меня может больше не быть шанса с ним поговорить. Я встал, обошел ряд и сел рядом с ним. Меня всего трясло — я безумно волновался. Я рассказал ему что-то о себе, запинаясь, и попросил совета и помощи. Он сказал написать ему в Фейсбуке. Я поблагодарил его, встал и опять сел перед ним. Меня все еще трясло и я вбивал в Яндексе «Илья Сегалович facebook». Потом я еще развернулся к нему с телефоном и сказал, что я смогу написать сообщение и что добавил его в друзья. Он сказал «хорошо».

Потом Илья рассказывал о том, как он уехал в Москву поступать, и не поступил в МГУ. Это было мне невероятно близко, я чувствовал сильную симпатию к человеку, которого я видел второй раз в своей жизни.

Самат Давлетшин, Tolstoy Summer Camp

* * *

Я с ним познакомился двенадцать лет назад. Ему было 36, он был техническим директором одной из самых известных фирм России, а я был студентом, и мне было двадцать, и он почти сразу же, спускаясь в метро после одного из первых семинаров Центра лингвистической документации, заговорил со мной на «ты». Рассказывал про выдачу Яндекса, про то, что кто-то умело поставил гиперссылку так, что на запрос «жопа» выдавался первой ссылкой официальный сайт А.Г. Лукашенко. Про отца, который занимался движением тектонических плит, когда это была «буржуазная лженаука», а потом произошла научная революция. Он очень гордился своим отцом, которого брали на самые престижные американские геологические конференции.

Это один из самых сильных умов, с каким был я знаком. Мощный мозг, и при этом ничего демонического. Он моментально вычислял сложности, сроки, распределял этапы работы на «итерации», анализировал политические новости и т. п.

Мы тогда начинали делать Корпус, и исключительно личная, политическая воля Сегаловича — решающая причина того, что он есть. Илья очень подробно всё обсуждал, с интересом участвовал во всех семинарах. Они происходили в Яндексе. «У нас нет цербера на входе — а есть девушка, которая предлагает всем булочки». Маленькая переговорная вроде студенческой забегаловки, всё запросто. Это их первый офис, на Вавилова. Как-то я пришёл в выходные, там было заперто, я позвонил на мобильник: «У меня Яндекс не открывается».

Потом всячески поддерживал и рекламировал в блогах, «хабрах» и прочих айтишных местах новое начинание. Никто не понимал, зачем Яндексу это нужно. Тогда мы начали снятие омонимии. Не было никаких грантов, программ и т. п. И интерес был неослабевающим все эти годы, и помощь колоссальна.

Про его общественную деятельность все знают. Помню сияющую фотографию вместе с женой, стоявшую у компьютера во всех офисах — и на Вавилова, и на Яузе, и на Льва Толстого.

Пусть он здесь, в посте, будет таким — на мгновение задумавшимся во время обсуждения.

Дмитрий Сичинава, Институт русского языка РАН

* * *

Летом 2006 года в офисе на Самокатной я в утренние часы пришел к банкомату, стоявшему в холле при входе. Офис был пуст. Возле банкомата стоял и Илья. В руках у него была пачка чеков, которые он достал из корзины для чеков. Он стал мне рассказывать, что, имея достаточно большую подборку этих чеков, можно восстановить какой-то из неполно публикуемых параметров банковской карты. По-моему, речь шла о номере карты. Я не понял тогда детальной сути его эксперимента, но было видно, что Илья не на шутку в тот момент увлекся этим вопросом, так живо и энергично рассказывал об этом, что не улыбнуться было нельзя.

Александр Игошкин, Яндекс