Илья Сегалович

Илья Сегалович

1964 — 2013

Основатель и директор по технологиям Яндекса, создатель первой версии поисковика и автор слова Yandex, эрудит и гражданин с активной жизненной позицией, один из организаторов реабилитационного художественного центра «Дети Марии», отец пятерых детей.


Мы собираем воспоминания об Илье для публикации на этой странице.


* * *

* * *

Как-то на одном из мероприятий для стартапов среди экспертов был Илья. Основная часть мероприятия заключалась в том, что эксперты сидели за несколькими большими столами и по очереди по паре минут общались с начинающими предпринимателями, стараясь понять суть проекта и дать дельный совет. Значительная часть стартаперов выступала с откровенно бредовыми идеями, даже не пытавшись проверить придуманные ими факты поиском в Яндексе. Некоторые участники говорили бессвязные вещи. Хотелось встать и уйти, а никак не разбираться в том, что же они говорят. Однако Илья подавал пример — каждого человека, даже с безумными идеями, он слушал так, как будто тот открывает тайны мироздания. И каждому с доброй улыбкой он давал совет, иногда просто предлагая читать книги. Теперь, когда приходится сталкиваться с людьми, чьи идеи кажутся бредом, я каждый раз вспоминаю Илью, внимательно слушаю и пытаюсь найти что-то полезное.

А однажды, в ответ на какой-то мой недоумевающий пост в блоге про какие-то непонятные события, Илья прислал мне ссылку на то, как надо читать новости, чтобы понимать, стоит ли верить прочитанному. Ту ссылку уже и не вспомнить, а некоторые идеи я использую до сих пор. И каждый раз мне вспоминается Илья. Думаю, что он улыбался, отправляя ту ссылку...

Гайдар Магдануров, Runa Capital

* * *

Очень сложно положить на бумагу все мысли и эмоции, которые вызывает имя Ильи Сегаловича. Очень ярко в памяти возникают два образа, две фразы.

«Все люди — хорошие». На заре Яндекса именно этот принцип Ильи был положен в основу работы компании — как в отношениях между сотрудниками, так и в работе сервисов. Доброта и открытость Ильи, как через увеличительное стекло, отразилась и на всем ставшем очень большим Яндексе.

Однажды мы ехали с Ильей в машине, слушая бразильский джаз, обсуждали личные вопросы. Это было довольно тяжелое время — 1999 год. И в разговоре промелькнула реплика Ильи о том, что все его личные поступления на год вперед расписаны для «Детей Марии». Илья был не отвлеченно добрым, а активно добрым человеком. Он старался изменить мир, помочь и делал это изо всех сил.

Илья, свет, который ты излучал, отражается в душах очень многих людей. Ты будешь всегда с нами.

Вадим Богданов

* * *

Илья — «Остап Бендер» от программирования, дух здорового аферизма помогал ему генерировать сотни тысяч гениальных идей.

Имея общую очень странную с ним компанию для общения, всегда удивлялся разносторонности его интересов. Ему было интересно и банковское дело, и литература, и политика, и космонавтика — всё это и не только это образовывало этого сложного человека, способного убедить любого делать то, что ему хотелось получить, именно так, как он себе это и представлял.

Кирилл Хаттоев

* * *

Я успел познакомиться с Ильей менее чем за год до его смерти, на питерском стартап-форуме. Я так был впечатлен, что подошел к нему и сказал: «Я никогда не хотел работать в Яндексе, но под ваше начало пошел бы». Но он, улыбнувшись, отправил меня к своему помощнику, сказав, что тот поможет с трудоустройством в эту компанию, но вряд ли к нему, потому что он себе сотрудников не набирает. Я, конечно же, не пошел к помощнику. А Илью запомнил на всю жизнь. Такие люди меняют наше настоящее и будущее. Светлая ему память!

Николай Ланец

* * *

Я познакомился с Ильей в 1997 году. Я работал в «Новом Диске» и мы приехали в Яндекс покупать «морфологию». Во время переговоров за столом были Аркадий, Илья и Елена. Илья мне тогда увиделся аристократичным, вежливым и умным, по всем техническим вопросам отвечал он. С тех пор судьба сводила нас раз в год. Общаясь с ним, я увидел одну удивительную и редкую его способность — он был как будто индикатор. Если разговор уходил в глупость, банальность и самопрезентацию, он не противоречил, не противопоставлял свой огромный авторитет, он просто скучнел. Для того, чтобы понять смысл идеи, ему нужно было от 15 секунд до минуты. Если его глаза не загорались, становилось ясно — что-то не так. Мне кажется, он не был носителем фиксированных принципов, он был стрелкой компаса, даже острием этой стрелки, он указывал направление. И эта стрелка была одним из главных элементов корабля, который называется «Яндекс». Если он будет жить в каждом из нас, мы не собьёмся.

Сергей Москалев, разработчик Punto Switcher

* * *

Мы дружили с Илюшей со школы, четыре года сидели за одной партой. А потом вместе делали Яндекс. Сегодня ночью его не стало. Все случилось слишком быстро и неожиданно.

Последний раз он выступал перед нашими cтамбульскими ребятами в прошлый четверг. Он вышел и сказал: «Здравствуйте, меня зовут Илья». Все засмеялись, и он рассказал про поисковую платформу «Острова».

Не знаю, чем можно заменить его энциклопедичность в технологиях и чистое видение продукта. Но он оставил за собой целое новое поколение программистов, целую школу. А его этические стандарты задали уровень всем нам.

Аркадий Волож, 25 июля 2013

* * *

В 2007-2008 году я часто приходила с друзьями — художниками, музыкантами и актёрами — в студию «Дети Марии», поэтому мне посчастливилось лично знать Илью Сегаловича. В какой-то мере могу сказать, что он стал для меня учителем, хотя мы и ровесники.


Сначала мы познакомились с Ильёй как с мужем Марии Елисеевой. О работе Ильи я узнала не сразу, ведь по внешнему виду и манере общаться трудно догадаться о том, что перед тобой — основатель Яндекса. Я не могла предположить о масштабе его бизнеса. Но потряс меня Илья ещё до этого. Сразу, при первом взгляде он поражает какой-то абсолютной доброжелательностью, уверенностью и доверием к собеседнику. В нём чувствовался какой-то талант к жизни, интерес и вкус к ней. Неравнодушие к человеческим взаимоотношениям и вообще ко всему, что происходит рядом с ним. И умение делать выводы — всему этому я до сих пор учусь у него.


Илья — очень простой человек, открытый и общительный. Они вместе с Марией рассказывали мне о том, как начиналась история с их студией. О том, как они ездили по интернатам и детским домам. Как их потрясли чудовищные условия и отсутствие надежды, в которых пребывают эти дети. При этом взгляд на всё это был каким-то оптимистичным. Помню, как сначала меня это удивило. Все слова Ильи были очень конкретными, конструктивными и «по существу», они были очень убедительны — такое не забудешь. Вместо безысходности и отчаяния, которыми обычно заканчивались все мои мысли про аутистов и людей с «особенностями развития», я вдруг почувствовала, что могу что-то изменить. Мы тогда много говорили. О том, что среди детей-сирот много инвалидов. И вообще, про инвалидность и аутизм в нашей стране.

Без всякого преувеличения могу сказать, что изменениями в своей жизни и выбором своего пути — работой с людьми с «особенностями развития» — я отчасти обязана Илье и Марии. Такие связи остаются неразрывны, это на всю жизнь. Например, ученик Марии Антон Кузнецов теперь учится у меня, и у нас много общих друзей. 


Мария, мы с тобой!

Скорбим, любим, всегда помним. Если понадобится, будем рядом.


Вероника Павленко

* * *

Мы встретились с Ильей полтора года назад на StartupWeekend. У меня была минута на то, чтобы обсудить с ним идею нового сервиса для строителей. Он внимательно выслушал мои слова, ненадолго задумался и высказал конкретную рекомендацию на основе своего опыта (по-моему, у него только завершился ремонт), как сфокусировать идею.

Тогда на мероприятии многие эксперты советовали выделить свою целевую аудиторию, но только Илья предложил, как это сделать. И я обязательно воспользуюсь его рекомендацией.

Илья Степанов

* * *

С ним было очень легко общаться. Мы пересекались и разговаривали всего четыре или пять раз, а ощущение, как будто знаю его давно и хорошо.

Я увидела Илью в первый раз, когда он приезжал в калифорнийский офис Яндекса к официальному визиту Медведева в Кремниевую долину. Из всех присутствующих больших начальников он был самым открытым, самым легким. На обеде с сотрудниками рассказывал байки про то, как он на это мероприятие вез костюм, который не надевал много лет; как он в Америке заказал буррито, думая, что это что-то маленькое, как в московском метро, а принесли... далее он состроил непередаваемое выражение лица и сделал медленный взмах руки, пантомимой рисующий огромный кирпич.

Его доклады об алгоритмах Яндекса на конференциях были увлекательными и детальными, коллеги из более консервативных компаний были в шоке: как можно рассказывать столько деталей, ведь это все должно быть строго засекречено! На это Илья рассказывал шутку, что планы Яндекса меняются так часто, что, даже если конкуренты что-то узнают, они не успеют это использовать во вред — в Яндексе все будет уже по-другому.

Последний раз мы общались этой весной на конференции ECIR в Москве — Яндекс пригласил меня выступить, Илья был одним из организаторов. Я привезла ему сувенир от LinkedIn — карту его контактов на сайте, он искренне обрадовался и обещал «куда-нибудь повесить». Совершенно невозможно осознать, что он уже был тяжело болен и знал об этом.

Дарья Сорокина, LinkedIn (ранее — Yandex Labs)

* * *

Учились на одном потоке. Жили в одном городе, одной стране...
Любили Высоцкого, Битлов, Тарковского... но теперь понимаешь: не вместе...
Каждый в своем мире. Упущен шанс — мирам не пересечься...
Упущен шанс стать каким-то иначе...
Но когда вспоминаешь зеленые искры в Его глазах, то...
Наверно еще можно стать другим, говорить людям другие слова,
делать дела как-то по другому....

— Сегл, на «Зеркало» завтра пойдешь?

Александр Фадеев, программист

* * *

Помню, как впервые с ним встретился. Так получилось, что эта встреча перевернула мою жизнь.

Когда я пришел на Яндекс.Старт в июле прошлого года с прототипом своего переводчика на основе Википедии, я думал просто рассказать о нём. Я только-только сдал школьные экзамены за 11-й класс, планов работы в Яндексе у меня не было. Что-то не сложилось и этот Старт пришлось перенести. Я подошел к организатору мероприятия и спросил, как лучше подать заявку. Она попросила меня рассказать суть идеи, выслушала, позвонила кому-то по телефону и повела меня за собой.

Мероприятие проходило в Digital October на Стрелке, а мы пошли в сторону Патриаршего моста. Я не знал, куда мы идем. Вдруг у лестницы на мост я, к своему огромному удивлению, увидел Илью, который дожидался нас. Он с улыбкой представился, обратился ко мне по имени и попросил рассказать, что за идея у меня была. Один из владельцев и сооснователь самой большой IT-компании России дождался и выслушал какого-то школьника с простой идеей, потратив на это свое (как теперь стало ясно) драгоценное время... Он был очень доброжелателен и слушал внимательно, по обыкновению немного склонив голову и смотря вниз и в сторону. Потом он дал мне несколько точнейших советов касательно того, как можно развить идею, а еще рассказал про машинный перевод в Яндексе. После этого он дал мне свой email и разрешил прислать бета-версию приложения. Через два дня я это сделал, и тогда он переслал это письмо моему будущему начальнику... По сути, Илья принял меня на работу в Яндекс...

Пусть Илья навсегда остается в нашей памяти. Живым, светлым и улыбающимся, каким он всегда был.

Иван Москалев, Яндекс

* * *

Илья вошел в наш дом, как и все остальные до него и после него. Представив его, Мария сказала и про Яндекс. Мы не обратили внимания. Погруженные в свой собственный мир творчества, слишком далекие от технического прогресса. Не произвело на нас впечатления и то, что приехавшая ТВ-группа сразу стала брать интервью у Ильи, как создававшего Яндекс. Ведь уже столько раз снимали у нас и других художников.

Илья и Мария сразу вошли в круг наших друзей. Удивительная пара. Оба открытые, оба с сиянием, изнутри струящимся. По красоте Мария напоминала мне Марию Магдалену, а Илья был, как влюбленный мальчишка. Это, пожалуй, основное — любовь между ними, излучаемая на всех остальных. Две половинки встретили друг друга. Всегда и во всем не только энергетически дополнявшие, но и взаимоусиливающие друг друга.


«Один за всех и одна большая семья» — под таким названием появилось видеоинтервью с Ильей и Марией в Германии на русском языке. Точнее и не скажешь, ведь и приехала к нам тогда семья из 15 человек. Где их дети, а где из интернатов, деления не было. Короче, «Дети Марии». Кто сказал, что не было проблем? Конечно, были. Но один огонь на двоих горел в этих родственных душах, согревая и помогая. Одна душа уже в мире ином. Разум отказывается это понимать и принимать.

Но... у каждого свое предназначение в этом мире. Илья ушел слишком рано. Но что такое человеческая жизнь? Можно ли измерять ее на число прожитых лет или на то, сколько сердец ты согрел, зажег в них искорку, подарил любовь?

Дорогая, милая моя Мария!

Нельзя заполнить оставшуюся пустоту. Это ведь твоя вторая половинка, резали по живому. Но я знаю, ты сильная и мудрая женщина, и с тобой ваши дети, в каждом из которых частичка Ильи, ваша любовь.

Нина Гелинг и Эккахарт Бушон
Галерея Dreiklang, Мюнден, Германия

* * *

Первый раз я встретил Илью на лекции на Физтехе в 2006 или 2007 году. Я, как и ряд других физтехов, опоздал к началу, поэтому, когда я вошел и тихонько сел на галерке, рассказ уже шел.

Было очень интересно: много говорил о поиске, технологиях. Было видно, что человек увлеченный. После окончания небольшая группа осталась пообщаться с ним, позадавать вопросы. И один из последних вопросов, который ему задали, был из серии «А кто Вы такой? И чем Вы непосредственно занимаетесь?» Да-да, этот человек, как и я, пропустил начало, когда он представлялся. А Илью в лицо тогда физтехи еще не знали. Не знаю, как сейчас)

На что он добродушно улыбнулся и сказал, что он тот человек, который придумал слово Яндекс. Мы были ошарашены. Просто не могли себе представить, что сооснователь Яндекса вот так просто общается со студентами. Это уже теперь я привык к тому, что Яндекс такой, и что Илья такой, к этой свободе творчества, демократичности, вере в добро, человечность. Но тогда?

Александр Приймак, Яндекс

* * *

Илья Сегалович — со-основатель Яндекса, его душа. Движущая сила технологического образования в России. Герой в семейной жизни. Он не афишировал свои благотворительные проекты, но сделал там не меньше, чем в Яндексе.

В 2006 году Илья сделал первую в стране программу грантов для съемки университетских курсов на видео. Я был одним из участников этой программы. В 2007 прошла первая школа по поисковым технологиям RuSSIR, там мы познакомились лично. Илья — добрый ум. Такой глубокой моральной силы и способности воплощать идеалы в реальность я ни в ком больше не встречал.

Ильи не стало, но тысячи людей сделают больше и будут добрее, потому что в их жизни была встреча с Ильей.

Спасибо за всё.

Юра Лифшиц, Зона действия

* * *

С Ильёй я случайно встретился 13 января 2013 года на митинге, когда вышло постановление о запрете усыновления российских детей иностранцами. На тот момент я не знал, кто передо мной, мы просто разговорились в толпе. На улице было довольно холодно, но он был одет в лёгкую чёрную куртку и немного зяб. Он ничем не отличался от остальных пришедших, был прост в беседе, добродушен, общителен, заинтересован.

К нашему разговору присоединился некий бородач. Мы обсуждали пришедших с флагами людей и заговорили об анархистах, которые стояли в колонне неподалёку. Бородач скептически отозвался о них, говорил, будто анархисты — это панки, с которыми можно только пить водку и петь «Гражданскую оборону». Но Илья стал их защищать, сказал, что эти молодые ребята полны энергии, политически подкованы и знают, что делают.

Мы говорили и ещё о чём-то, но это уже забылось, да и беседа была не очень длинной.

Чуть позже ко мне подошла Кристина, которая работала в центре «Дети Марии», организованном женой Ильи, и сообщила мне, что мужчина, с которым я только что разговаривал, является одним из основателей Яндекса. Я удивился — настолько прост он был, не заносчив, полон энтузиазма, открыт.

Как оказалось, на тот момент он был уже тяжело болен и не так давно вернулся с очередного курса лечения. Через шесть месяцев я узнал из СМИ о его смерти... Несмотря на то, что я общался с ним всего один раз, эта беседа оставила светлое чувство. Я рад, что имел честь с ним говорить.

Дмитрий Хоров, музыкант Exitland

* * *

Когда говорят «основатель компании», обычно имеют в виду того, кто придумал и начал новый бизнес. Илья стал основателем Яндекса в куда более глубоком смысле — он был одним из тех, кто заложил основные ценности компании. 

Я постараюсь сформулировать важные для Ильи ценности так, как сам их понял за десять лет совместной работы. Надеюсь, коллеги исправят и дополнят меня.

Прежде всего, желание сделать мир лучше, творить добро, как бы банально это ни звучало. Все остальное вытекает из этого. Илья — идеалист, каких мало, полный энергии харизматик — заражал окружающих гуманистическим энтузиазмом, самой правильной мотивацией на свете.



Искренний интерес и любовь к делу. Даже не просто любовь, а страсть — столь сильная, что переливалась через край. Илья был настолько переполнен разными идеями, что не всегда успевал поделиться ими так, чтобы сразу быть понятым. Писал в стиле твиттера: меня волнует то-то, почему не делаете сё-то. Тогда мы встречались и обстоятельно обсуждали то, что его волновало. Один такой разговор мог породить вдохновение и планы команды проекта на много месяцев работы.

Глубокое погружение в предметную область. Начальственное небрежение к деталям — совсем не про Илью! Сегалович — это всегда разговор о деле по существу, письма с десятками пунктов, общение на равных с совершенно разными специалистами. И, подчас раздражавшие коллег, мгновенные переключения с глобальных вопросов на мельчайшие детали и обратно.

«Давление в системе». Илья в каком-то интервью сказал, что в организации должны быть люди, которые создают давление в системе. У него было энное количество «вечных тем» — тех вопросов, которые он считал важными для развития компании и сервисов Яндекса, и эти темы он продвигал всеми силами. Если такая тема случайно упоминалась в разговоре, нужно было быть готовым к тому, что в ближайшие пятнадцать минут обсуждалось «какого черта мы до сих пор не сделали...» Иногда такое давление тяготило, но лишь на мгновение — пока не вспомнишь, что природа этого давления всегда была в искреннем желании сделать мир лучше.



Честность как абсолютная норма. «Топ-менеджеры компании должны иметь такие же блага, как и рядовые сотрудники». «Все партнеры равны». «Сервис должен быть построен так, чтобы дать всем клиентам одинаковые условия» и т.п. — такие решения принимаются в компании просто потому, что иначе нельзя.



Простота в общении. В последние годы, когда Яндекс вырос в большую компанию, многих поражало, что Илья, как и раньше, держится непринужденно, разговаривает с любыми собеседниками на равных. Кому-то казалось чудачеством: даже кабинета у него нет, сидит в опенспейсе. Между тем, простота в общении — лучший способ обрести единомышленников, увлечь своими идеями и заразиться чужими. Жаль, что начальники в иных кабинетах этого не понимают.



Смелость. Не бояться ошибок — единственный способ продвигаться вперед. Некоторые идеи Ильи казались безумием, консервативные коллеги объясняли ему, что ничего не выйдет. После бурных споров иногда его переубеждали, коллеги вздыхали с облегчением, что отделались от очередной странной идеи, но Сегалович спустя пару дней как ни в чем не бывало заявлялся с ней же, как будто спора не было.



Предоставление свободы. Даже когда Илья хотел чего-то конкретного, он не диктовал решение, а предоставлял коллегам свободу творчества. Доверие к людям — фундамент для любого созидания. Яндекс — очень свободная компания, здесь легко дышится — именно потому, что тебе доверяют.



Илья был руководителем крупной компании. При этом он не был управленцем. Он не управлял, а направлял. Наставлял. Настаивал. Влиял на окружавших его людей, которые, я уверен, многому у него научились и смогут сохранить ценности этого удивительного, светлого человека.

Дмитрий Иванов, Яндекс

* * *

Для меня Илья бесконечно памятен. Мы учились вместе в геологоразведочном. Общались, дружили. Сидели вместе на лекциях. Помню, все обсуждали, спорили, ходили в кафе «Космос» (тогда единственное приличное кафе на Тверской), в пивной бар «Яму» в Столешниковом, в кинотеатр повторного фильма — единственный тогда источник просмотра классики мирового кино (в «Иллюзион» билеты были, видимо, только для представителей элиты и торговой сети).

Ходили мы вместе на городские студенческие олимпиады по математике (для всех московских вузов за вычетом физтеха, МИФИ и физфака—мехмата МГУ). Он всегда брал первое место, а я — второе (за исключением одного раза, когда я «провалил дело» :) Там же, в МГУ, помню, после очередной олимпиады, он меня познакомил с Воложем — тот учился на мехмате. А Илюшу туда учиться не пустили. А меня на физфак не пустили, на астрофизику. Это нас, конечно, сближало.


Голова у Ильи была блестящая. В мат. логике или доказательстве теорем конкурировать с ним было бесполезно. А вот затащить в науку его не удавалось — к тайнам теоретической физики он был равнодушен. Чувство судьбы, эпохи? Нет, скорее земной знак зодиака: Илья, видимо, не рвался заниматься вещами, за-ради только их таинственности, ведущими непонятно куда и неизвестно зачем.


Отчасти я был свидетелем начального становления Яндекса. Помню, в 1993-м пошел работать в Академию наук и тогда встретил Илью в Москве на улице. Ну, оказался у них в офисе, представлявшем собой пару комнат в переделанной квартире где-то на Ленинском проспекте. Илья сидел за компом, занимался лексикографией русского языка для текстового редактора — отсюда, видимо, идеи поиска по Рунету.


Потом с Ильей мы встретились только в 2000-м году — я вновь оказался в Москве. Я побывал у него дома. Трудно ему тогда было. А в 2001-м он мне помог: не хватало рекомендации для работы в Швеции. А он говорит: «Ну конечно, напишу!» Илья всегда находил время в тот же день (!) ответить по email’у на любые мои вопросы по технологиям интернета, при шести детях на руках и своей безумной занятости.


C 2004-го я вернулся в Москву, но как-то не виделся больше с Ильей. Жалко безумно! Он, оказывается, остался простым, открытым человеком. В социальных сетях отвечал на все вопросы наших сокурсников, ходил на встречи сокурсников, ходил на протестные демонстрации «в серой курточке с капюшоном», выступал клоуном перед детишками...


Илья как исключительно талантливый инженер гнал вперед прогресс. В интервью он любил повторять: «Это двадцатый век!» В смысле, что устарело и надо действовать иначе.


Главное в памяти об Илье видится все же не плодами прогресса. Хотя они огромны. А памятью об исключительно талантливом человеке, поставившем высокую планку настойчивости, отзывчивости, порядочности и человечности. Памятью о большом человеке.

Сергей Гаврюшов

* * *

Летом 2006 года в офисе на Самокатной я в утренние часы пришел к банкомату, стоявшему в холле при входе. Офис был пуст. Возле банкомата стоял и Илья. В руках у него была пачка чеков, которые он достал из корзины для чеков. Он стал мне рассказывать, что, имея достаточно большую подборку этих чеков, можно восстановить какой-то из неполно публикуемых параметров банковской карты. По-моему, речь шла о номере карты. Я не понял тогда детальной сути его эксперимента, но было видно, что Илья не на шутку в тот момент увлекся этим вопросом, так живо и энергично рассказывал об этом, что не улыбнуться было нельзя.

Александр Игошкин, Яндекс

* * *

Уход Ильи — невосполнимая утрата для Яндекса, да и всего российского IT. Нет и не будет людей с настолько гигантским, двадцатилетним опытом строительства продуктов, побед, поражений, строительства успешных команд, доведения новых идей до пользовательских продуктов. Нет и не будет людей, которые бы с такой энергией и любовью строили компанию. Не стало удивительно веселого, умного и порядочного человека. Человека, который запрещал всем нам прятаться от огромного и сложного мира за гробовой доской регалий, бюрократической машины, прошлых успехов, стажа, стратегий и политик и т.д. и т.п.

Мне повезло почти шесть лет видеть, как Илюша работал, слушать его, спорить с ним, получать от него нагоняи, да и просто шутить, обсуждать политику и книги. Почему-то в этот тяжелый момент в памяти всплывают два ярких эпизода.

Была осень 2006-го года. Это было уже поздним вечером, в офисе почти никого не было, в нашем кусочке openspace на Самокатной остались только я и Илья. Я, как всегда, писал код, Илья — письма. Все изменил Антон Самохвалов, тогда еще работавший над Яндекс.Маркетом. Он вбежал к нам и мгновенно несложным провокационным вопросом заставил Илью спорить с ним о том, как сделать поиск лучше. Разошлись мы уже поздней ночью, я узнал о поиске больше, чем за предыдущее двадцать лет, в голове был список задач, с которыми мы всей командой справились только через лет пять. В этом был весь Илья.

Второй эпизод произошёл там же, на Самокатной (как же безумного хорошо и интересно было там тогда). Опять поздний вечер, когда никто не прерывается на встречи. Опять мимолетный спор, и Илья начинает рассказывать про то, как был построен Яндекс. Это был очень Илюшин рассказ: без героизации, с шутливым самобичеванием, иногда улетающий в технические подробности. Постепенно в нашем openspace собрался весь засидевшийся за полночь офис.

Спи спокойно, Илюша. Мне будет тебя не хватать. Спасибо и прости.

Дэн Расковалов

* * *

Мне известна его гражданская позиция, достойная и уважения и восхищения... Сожаление, что не посчастливилось мне общаться с умным и очень правильным Человеком, долго будет преследовать меня...

Сегодня на слуху реплики, замечания, ответы на вопросы, которые сохранили родные, близко знавшие его друзья, просто знакомые. А ведь это — фейерверк блестящий, афористичный, искрометный. Талантливый человек — талантлив во всём...

Меня как геолога со стажем, перевалившим за половину столетия, привела в восторг фантастически точная и удивительно простая реплика Ильи: «Поиск данных и поиск ископаемых безумно близки».

Готовлю к изданию публикацию, которая, собственно, и посвящена поиску полезных ископаемых и поиску данных. Вот и есть у меня идеальный эпиграф... Пусть это будет и моим скромным даром светлой памяти о воистину Мудром Человеке — Илье Сегаловиче.

Михаил Трохименко

* * *

Гостили Илья с Марией у нас в Миннеаполисе в начале 2000-х. Его всезнание иногда раздражало. Ну кому придет в голову спросить за утренним кофе: «А какой кофе быстрее остывает? Черный или с молоком?». Думаешь: «Выпендривается! Да какая разница? Пей!». «Ну... чёрный...». Весело: «А вот и нет! С молоком!». И короткая лекция по основам физики.

На следующий день они поехали в Mall of America — очень большой магазин — и провели там целый день. Приезжают вечером. Илья вне себя: потеряли взятый в Москве чужой мобильник. Да не простой — самый навороченный. Деньги огроменные! Аж под 600 баксов! Моя жена Джен советует: «Так ты позвони в стол находок, может, и найдут». Он смотрит на неё, как на саму наивность... Но набирает номер и слушает ответ... Пауза... Улыбка... «Они его нашли... И вернули!»

I love this country!

Дмитрий Герасименко

* * *

Мы дружили с Илюшей со школы, четыре года сидели за одной партой. А потом вместе делали Яндекс. Сегодня ночью его не стало. Все случилось слишком быстро и неожиданно.

Последний раз он выступал перед нашими cтамбульскими ребятами в прошлый четверг. Он вышел и сказал: «Здравствуйте, меня зовут Илья». Все засмеялись, и он рассказал про поисковую платформу «Острова».

Не знаю, чем можно заменить его энциклопедичность в технологиях и чистое видение продукта. Но он оставил за собой целое новое поколение программистов, целую школу. А его этические стандарты задали уровень всем нам.

Аркадий Волож, 25 июля 2013

* * *

Я очень благодарен жизни за возможность познакомиться и работать с Ильей. В течение полутора лет я был его банкиром, и за это время Илья меня всегда поражал своей жизненной позицией и одержимостью Яндексом. Больше всего запомнились его бесконечные переводы на благотворительность: то на строительство площадки, то на закупки игрушек. Илья мне дал возможность понять, что систему можно изменить — просто начни с себя. После последней сделки я уволился из банка.

Илья, спасибо, что ты был в моей жизни!

Александр Соколов