Илья Сегалович

Илья Сегалович

1964 — 2013

Основатель и директор по технологиям Яндекса, создатель первой версии поисковика и автор слова Yandex, эрудит и гражданин с активной жизненной позицией, один из организаторов реабилитационного художественного центра «Дети Марии», отец пятерых детей.


Мы собираем воспоминания об Илье для публикации на этой странице.


* * *

* * *

Помню, как рассказывала маме: «Представляешь, мам, у нас проходят собрания, на которых обсуждаются квартальные итоги. Включают проектор, запускают презентацию, сотрудники садятся на пол в кружок и обсуждают сделанное. И Сегалович тоже садится рядом на пол и слушает». Мама удивилась, что такой человек, миллионер и создатель поисковой системы Яндекс — и сидит вместе со всеми, на полу!


Прошли времена, когда поиск собирался в коридоре на полу, чтобы обсудить квартальные достижения. А Илюша так и не обзавелся собственным директорским кабинетом, продолжая сидеть вместе с ребятами в опенспейсе. Он был очень простым и при этом невероятно симпатичным. Встретить его в лифте — было счастье. При его присутствии на встречах возникало волшебное ощущение: с этим проектом все будет хорошо.

Помню, как волновалась, когда шла на первую встречу с его присутствием — «там же будет сам Сегалович» — а выходила с ощущением того, что все сбудется. Все будет хорошо.

Мария Липатова, Яндекс

* * *

Помню, сидели мы втроем ночью на Бауманской, в коммунальной квартире — Маша, Илья и я — и писали проект для получения грантов на то, что впоследствии (уже без меня) вылилось в «Дети Марии». Склад характера Ильи казался мне тогда (и особенно рядом с Машей) несколько противоречивым. Явно ощущалось, что он не «художник», как все «наши», но что он, сознавая свой аналитически-технический покрой, об этом покрое не то чтобы жалеет, но... активно открыт искусству. Маша, художник с аналитической жилкой, видимо, во многом помогла ему обрести этот баланс.

Пожалуй, это стремление уравновесить природное благоприобретенным сильно помогло Илье в его работе. Аналитикам часто не хватает воображения, что низводит их творчество на уровень компиляции. У Ильи с воображением было всё в порядке. Как-то он привел меня в офис у метро «Ленинский проспект» (компьютеры только появлялись) и чуть ли не час с энтузиазмом рассказывал про новый принцип поисковика и про русский язык. Я, будучи «художником», как ни старался вникнуть в его энтузиазм, так почти ничего тогда и не понял.

Лишь сильные личности в стремлении с самопознанию осваивают что-то для них нехарактерное. Лишь такого рода усилия приводят к действительному творчеству.

Юрий Сырков

* * *

Мы виделись с Ильей всего ничего, раз пять, не больше. Но ощущение, что он всегда был где-то рядом. В твиттере, инстаграме, форсквере, в жж, ярушке, тумблере, кворе, да вы и сами знаете, Илья одним из первых пробовал всё.

Он вместе с другими хорошими людьми придумал Кубок по поиску в интернете, и я не только долгие годы им болела (и ведь не только я, ребята!), но именно Кубок безвозвратно изменил мою жизнь к лучшему.

Сначала простым участником и преданным зрителем, затем финалистом, а потом в составе жюри я каждый год получала от этого события небывалый заряд всего на весь год. В жюри Кубка мы сидели рядом, однажды даже за одним ноутбуком. Помню, что он неуютно себя чувствовал, когда на сцене рассказывали об истории Яндекса высокопарными, на его взгляд, словами. «Бронзовеем!» — громко шептал Илья. Или скромничал: «Ну всё, сейчас и мне придется говорить!»

Пока шел Кубок, мы вместе искали ответы на вопросы, смеялись, читали стихи (Илья любил и умел найти подходящее к моменту произведение), переживали за участников (Twitter), ёрзали на стульях, писали твиты или, например, обсуждали новые интерфейсы Я.Новостей и Я.Пробок. Когда участникам доставались вопросы, придуманные лично Ильей, он радовался, как ребенок, просто сиял, но вместе с тем переживал, не слишком ли трудная задача, а вдруг наоборот?

В конце игры я говорила Илье: «Спасибо за Кубок», без уточнений. Но это всегда было спасибо за всё: за игру, за доброту, за внимание и за мою новую жизнь.

Илья, спасибо за Кубок!

И почитайте Исигуро, Илья его очень любил.

Катя Кленкина

* * *

Я написал о мелкой баге в поиске на соответствующую рассылку, ребята что-то ответили, уточнили у меня, в итоге пишут, что бага скоро исчезнет, когда будет добавлено соответствующее расширение, а Илья тут же пишет в ответ: «Вообще-то я, помнится, сам вбивал -ие/-ье в какие-то (почти все какие надо) парадигмы (и списки окончаний) в нашей морфологии. Вы уверены, что морфологическое расширение — это не „расширение“? Илья».

Мелочь в общем-то, незначительный рабочий момент, но меня тогда поразило, что он сам вникает даже в такие мелкие баги и все помнит, а сейчас я понимаю, что в этом был весь он — потрясающий эксперт, профессионал высочайшего уровня, который, несмотря на огромный объем работы, был всегда готов вникать в любые мельчайшие детали и придавать им значение — настолько, что даже на такую мелкую багу незамедлительно среагировал сам.

А бага касалась последнего стихотворения Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья». Может быть, поэтому мне так вспоминается именно этот эпизод.

Александр Гаврилин, Яндекс

* * *

Я видела Илью много раз на митингах. Но всегда не решалась подойти — стеснялась. Я «познакомилась» с Ильей через его интервью про благотворительность. Прочитала, а потом сидела ошарашенная. Я и раньше этой темой интересовалась, не раз говорила со знакомыми. После интервью Ильи все стало на свои места.

Я совершенно четко поняла, что такое благотворительность и как ею вообще заниматься. Все оказалось просто, понятно и легко. В интервью, разумеется, было про фонд «Дети Марии». В конце прошлого года мне посчастливилось наконец-то приехать в гости в этот фонд. Мы с моим другом-музыкантом Игорем Горским дарили диски с детской музыкальной сказкой (благотворительная акция).

А в начале 2013 года еще и устроили в фонде концерт — от классики до рэпа. Как же было здорово смотреть на ребят, которые еще какое-то время назад смущались, прятали глаза, а потом оттаяли, заулыбались и потанцевали.

Я очень надеялась как-нибудь встретиться в фонде с Ильей и познакомиться. И признаться ему в любви, в восхищении. Как же невыносимо жаль, что встреча не состоялась. Но я признаюсь Илье в любви и восхищении.

Его жизнь — это ответ на все причитания, которые порой слышу, мол, ничего невозможно изменить, что отдельно взятый человек бессилен. Неправда! Илья доказал обратное.

Анастасия Дагаева, авиаобозреватель

* * *

Будучи в Яндексе интерном, делал доклад на тему своей работы. На нем присутствовал Илья (на докладе интерна!) и совершенно буднично задавал нормальные технические вопросы. На тот момент я не знал, кто он такой, а потом, когда узнал, удивился, что CTO Яндекса ходит на такие мероприятия и задает нормальные «low level» вопросы, общаясь с тобой абсолютно «на равных».

Илья Разенштейн, аспирант MIT

* * *

Периодически сталкивались с Ильёй в коридорах Яндекса, кафе Лебедева и на мероприятиях. «Привет, Илья», — пожалуй, максимум, что я ему говорила.

Так и помню картину: Илья стоит, прислонившись к стене, вокруг него энное количество «яндексоидов», которым он бурно что-то рассказывает. В его взгляде, речи и поведении были такие открытость и теплота, что хотелось подойти и поделиться чем-то своим, спросить совета.

Но так и не осмелилась, останавливала себя — слишком занятой, да и птица не моего полёта. Однако сама возможность когда-нибудь так сделать грела неимоверно, и, пусть я давно не в Яндексе, это всё равно было возможно. А теперь нет. Теперь не получится даже произнести то простое: «Привет, Илья».

So sad.

Марина Герваси, ранее сотрудница Яндекса

* * *

Я познакомился с Ильей лично спустя три месяца после прихода в Яндекс. Я был в своей всего лишь второй командировке в Москве, тогда еще зеленый, почти ничего не понимающий начинающий менеджер. Мне на сотовый позвонил Илья, попросил зайти к ним с Аркадием в кабинет. Я подошел к кабинету, заглянул через стеклянную дверь, постучал. Я очень волновался. Всего три месяца в компании, а тут Илья и Аркадий. Илья открыл дверь, улыбнулся и сказал: «Заходи, заходи. Открыто же. Эта дверь никогда не закрывается, она открыта всегда».

Еще вспоминается одна из встреч, когда мы собрались толпой обсуждать один из наших проектов. Через час Илье нужно было убегать на другую встречу, уже не про технологии, а про бизнес. Он очень жалел, что ему приходится убегать на ту встречу: «Ребята, с вами гораздо интереснее, чем там с этими бизнесменами. Но нужно бежать. Зайдите потом ко мне, расскажите, чем все закончилось. Мне очень интересно».

Пусть земля будет пухом. Ты останешься с нами, с нашими с тобой проектами. Мы будем продолжать твое дело. Когда будем принимать решения, будем ориентироваться на тебя.

Будем делать продукты, за которые тебе не было бы стыдно.

Дима Вульбрун, Яндекс

* * *

Познакомились мы с Ильей и Аркадием Воложем в 1990 году — работали они тогда в компании КомпТек (компьютеры Everex), мы для них выполняли технические работы по обслуживанию компьютеров. Параллельно они уже работали над Яндексом. Нам казалось, что занимаются они неизвестно чем, непонятно, с какой целью....

Потом появился Яндекс, стало понятно, что мы ошибались, а они были правы. После этого следила за Ильей только по публикациям в прессе, по сообщениям от общих друзей и партнеров по бизнесу. Очень жаль, что такой молодой и талантливый человек ушел, ушел так рано...

Мои соболезнования близким — жене, детям, родным.

Светлая память Илье.

Наталья Адаманова

* * *

Мы были знакомы, но не очень близко — пересекались сначала на пресс-конференциях, а потом, когда я пришел в Яндекс, на совещаниях и общих встречах. И благодаря этому я узнал его удивительную черту — он знал каждого и прислушивался к каждому. Ты всегда мог рассчитывать на то, что тебя выслушают и отнесутся всерьез.

Это были доброта и доброжелательность, сконцентрированные до невообразимой плотности в одном человеке. Мне кажется, этим отношением он заражал и Яндекс, привносил теплоту в это общежитие умников. Мне будет очень не хватать его понимающего взгляда.

Саша Амзин

* * *

Можно быть начальником, и чтобы люди тебя боялись. А можно быть таким, как Илья. Я долгое время вообще не знала, кем он работает. Он просто заходил в кафе, просил кофе и улыбался, что-то рассказывал всегда. А однажды, когда была экскурсия в Яндексе для Павла Дурова, он пытался меня с ним познакомить и сделать так, чтобы тот добавил меня в друзья. А потом выдал: «Ну это же круто, если он у тебя в друзьях будет». Вот такой неожиданный, открытый, добрый, такой честный даже с теми, кого мало знает.

Я прочитала о его смерти спустя неделю. Ком в горле и слезы. Вечная память.

Ирина Арон, бариста

* * *

Совсем недавно, чуть больше полугода назад, сделала первый сайт. На нем метрику, училась у Яндекса смотреть статистику и все такое. И вот появились Острова. А там — ролик. А в нем — потрясающе улыбчивый человек, от которого веяло «все-получится» настроением! Такие, знаете, добрые глаза. А через несколько дней — узнала кто он. А потом — что умер.

Но даже за этот короткий срок Илья вдохновил меня своим жизненным теплом. И я мучила Яндекс в поисках чего-то о его состоянии. Непередаваемое чувство причастности, общности. Пусть земля ему пухом будет…

* * *

К моему сожалению, мы не были знакомы, но я видел его за 13 дней до трагедии: он вошёл в зал и сел рядом со мной, затем выступал перед аудиторией, рассказывал про свою жизнь, много шутил и выглядел очень жизнерадостным!

Печально...

Давид Шаумян

* * *

Илья всегда был открыт для новых знаний и их применения. Интересен такой случай: в 1980 году мы с Ильей были на в олимпиаде по математике. Между первым туром и вторым, когда все отдыхали или гоняли футбольный мяч, мы приняли участие в обучающей игре. Каждый загадывал свою тему в математике и объяснял ее тем, кто ее не знал. Один из старшеклассников загадал бином Ньютона, а мы еще не проходили его, вот нам кратко о нем и рассказали...

Во втором туре Илья решил задачу, применив бином Ньютона, что было оценено как решение лучшее, чем у автора задачи. Илья тогда занял первое место на олимпиаде.

Аскар Бекбасаров, одноклассник

* * *

Мы с Ильёй познакомились, когда они с Машей жили в Железнодорожном на съёмной квартире, и у них родилась их «бэбка» (Маша так её называла). Илья на мне тестировал значки своего поисковика, что-то мы вместе с ним рисовали. Я в то время занимался графическим дизайном и наружной рекламой. Лихое было время...

Сергей Соколов

* * *

Помню в Таганроге в 2008, на Летней школе по информационному поиску среди студентов ходили слухи, приедет Сегалович или нет. На что знающие люди говорили: «К футболу точно приедет». На летней школе традиционно выбирается один спортивный вечер, и проходят соревнования по футболу-волейболу. Илья Сегалович всегда приезжал и играл в футбол.


Тогда мы сыграли матч «преподаватели против студентов». Я играл за студентов, Илья за преподавателей, и так вышло, что студенты в тот раз победили с крупным счетом.


Вечером за ужином Илья мне сказал, что это был худший матч в его жизни. А потом всем увлеченно рассказывал, как Яндекс будет выходить на поле англоязычного поиска, пользуясь тактикой Кутузова в битве при Бородино. Я общался с ним всего несколько раз по 5 минут — это было на летних школах в Таганроге и Петрозаводске. Но у меня сложилось впечатление, что его хватало на всё и на всех.


Теперь всем будет его не хватать.

Александр Гребеньков

* * *

Мне довелось познакомиться с Ильей при необычных обстоятельствах — 20-21 августа 1991 года у стен Белого дома в Москве в дни известных событий. В те две ночи было не до разговоров о жизни, но Илья чем-то неуловимым выделялся среди других интересных людей, собравшихся там, и я его запомнил. Потом, в первую годовщину тех событий, мы увиделись вновь на том же месте и разговорились.

Говорили обо всем на свете — он оказался прекрасным собеседником, и в процессе общения выяснилось, что мы коллеги — я к тому времени недавно закончил учиться на программиста. Илья поделился, что он принимает участие в интересном проекте, связанном с компьютерным анализом естественной письменной речи. Он предложил мне посмотреть на их работу и при желании присоединиться.

Через несколько дней я подошел в их фирму. Она была где-то в темном помещении, за старенькими компьютерами сидели несколько программистов — молодых ребят — и увлеченно писали что-то мне непонятное. К сожалению, я не оценил перспективность этого направления и отказался от работы там, но Илья воспринял мой отказ с пониманием и — запомнившаяся мне, казалось бы, мелочь, но которая очень характеризует человека — на прощанье подарил мне банан. Обычный банан, но в 1992 году достать его было и непросто, и недешево.

Больше мы с Ильей не общались. Лишь в старой записной книжке остался номер телефона и запись «Аркадия — разумные проекты». Это та фирма, из которой, как я узнал через много лет, вырос Яндекс. Сообщение о смерти Ильи я воспринимаю как личную утрату — как потерю одного из замечательных людей, на которых держится Россия.

Светлая ему память...

Дмитрий Дьякин, программист

* * *

Думаю, что ГОРЕ вошло в жизнь каждого, кто знал Илью.
Как жаль, что разделив это горе на всех нас, нельзя уменьшить горе самых близких, особенно Марии и детей.


Я занимаюсь керамикой с ребятами в студии «Дети Марии» и, к сожалению, встречала Илью редко. Мы виделись в основном на замечательных праздниках, которые «Дети Марии» устраивает для ребят из школ-интернатов. Но, несмотря на это, присутствие Ильи чувствовалось всегда и везде!

Удивительно, но его поддержка, жизненная сила и доброта всегда ощущались у нас за плечами. Возможно, он даже сам не догадывался, какое магическое действие порой производило одно его имя на чиновников и директоров интернатов. 


Думаю, это не пустые слова, что человек жив, пока жива память о нем и живы его добрые дела. 


Светлая, добрая, долгая память и долгая жизнь тебе, Илья!
 Знаю, ты все равно с нами!


Мои самые глубокие соболезнования семье.

Алла Тягунова
, «Дети Марии»

* * *

Мы дружили с Илюшей со школы, четыре года сидели за одной партой. А потом вместе делали Яндекс. Сегодня ночью его не стало. Все случилось слишком быстро и неожиданно.

Последний раз он выступал перед нашими cтамбульскими ребятами в прошлый четверг. Он вышел и сказал: «Здравствуйте, меня зовут Илья». Все засмеялись, и он рассказал про поисковую платформу «Острова».

Не знаю, чем можно заменить его энциклопедичность в технологиях и чистое видение продукта. Но он оставил за собой целое новое поколение программистов, целую школу. А его этические стандарты задали уровень всем нам.

Аркадий Волож, 25 июля 2013

* * *

Впервые я увидела Илью лет десять назад в офисе Яндекса на Вавилова. Он улыбался. Так он у меня и воспринимается с улыбкой. Да, он бывает серьезным. Если спорит, то искренне, не скрывая эмоций. Честный, умный, добрый клоун.

Последний раз мы общались в лифте по поводу благотворительного проекта, которым я занимаюсь. Он обещал помочь. Чувствовал себя очень неловко от того, что ничего не получалось, и очень обрадовался, узнав, что проблема разрешилась. Очень трудно писать об Илье в прошедшем времени.

О нем многое скажут и напишут: и про роль в развитии российского Интернета и Яндекса в частности, и про «Детей Марии» и про многое другое. Если была бы где-то палата мер и весов для людей, то Илья был бы примером настоящего человека, неидеального, но прекрасного, думающего, искреннего, доброго. Удачи тебе Илья, куда бы ты ни пошел. В такой момент больше всего хочется верить в то, что есть лучший мир, где ты сейчас есть…

Эльвира Мухаметшина, Яндекс

* * *

В Илье меня всегда поражала уникальная способность к постановке и решению практически любых проблем, связанных с компьютерными технологиями, основанная на колоссальной эрудиции в этой области. Практически по каждой из этих технологий он мог привести множество самых современных публикаций и рассказать их основное содержание. С ним было абсолютно невозможно соревноваться на этом поприще, хотя и очень хотелось.

Илья очень любил сложные задачи из компьютерной лингвистики и был готов часами обсуждать всевозможные подходы к их исследованию и разработке. Собственно, мой приход в Яндекс и состоялся из-за того, что у нас сначала были очень разные взгляды на одну из таких задач, и Илья, заинтересовавшись (за что я ему очень благодарен), предложил посоревноваться, кто больше прав. В результате мы нашли очень интересное решение, которое объединило первоначальные противоречия.

Он вообще обладал необычайно развитой лингвистической интуицией, которая позволяла ему «генерить» массу оригинальных и хорошо продуманных вариантов ответов на самые нетривиальные языковые вопросы, связанные с обработкой ЕЯ-текстов. Так было и с поиском лучшего алгоритма определения нечетких дубликатов, и с восстановлением оригинальной орфографии иностранных имен и названий по русским транскрипциям, и задачей снятия омонимии, и со многими другими, которые мне посчастливилось с ним обсуждать, и некоторые даже совместно публиковать.

Но самое главное, что он был, прежде всего, очень глубоким и простым в общении человеком, с которым всегда было чрезвычайно интересно обсуждать самые различные темы (помимо рабочих вопросов) — от анекдотов и спорта до литературы и философии.

Юрий Зеленков, Яндекс

* * *

Он приезжал на закрытие Открытой олимпиады школьников по программированию в этом году, это было в начале марта. Он почти сразу извинился, что попал сюда случайно, что надо было кому-то приехать, и вот он, дескать, приехал. Он рассказал, что существует ШАД, что Яндекс активно занимается обучением школьников и студентов. Я же, решив подшутить над гостем, подал запрос на авторизацию по Bluetooth, в результате чего у него вылетела презентация. Он, нисколько не обидевшись, сразу заявил, что всегда считал этот протокол Bluetooth недодуманным.

Я, честно, горжусь, что в нашей стране в этом веке существует компания, из-за которой не стыдно за страну. Спасибо Илье, что он так много сделал для того, чтобы она была такой умной и хорошей.

Егор Беликов

* * *

Мы с Ильей были соседями по лестничной площадке. Когда заселялся дом, я знакомился с соседями — и зашел к ним в гости. В большой дружной семье, в которой много детей, царила атмосфера веселья и равноправия. Илья интересно общался с людьми — ему было с человеком либо интересно, и тогда он не смотрел на разницу в возрасте, положении; либо неинтересно — и тогда он не общался.

Сначала я не знал, кто мой новый сосед — просто интересный человек, с которым можно приятно пообщаться на самые разные темы. Когда узнал, сначала удивился, насколько непафосным был такой большой человек. Это потом я понял, что для Ильи была другая мера вещей, людей и их поступков.

Попав в офис Яндекса и увидев происходящее там, я понял, что Илье удалось создать на работе второй дом, где все равны и все ценны.

Нам будет не хватать Ильи — такие люди большая редкость.

Светлая ему память…

Аллан Попович, технический директор TETAGROUP