Илья Сегалович

Илья Сегалович

1964 — 2013

Основатель и директор по технологиям Яндекса, создатель первой версии поисковика и автор слова Yandex, эрудит и гражданин с активной жизненной позицией, один из организаторов реабилитационного художественного центра «Дети Марии», отец пятерых детей.


Мы собираем воспоминания об Илье для публикации на этой странице.


* * *

* * *

Как-то на одном из мероприятий для стартапов среди экспертов был Илья. Основная часть мероприятия заключалась в том, что эксперты сидели за несколькими большими столами и по очереди по паре минут общались с начинающими предпринимателями, стараясь понять суть проекта и дать дельный совет. Значительная часть стартаперов выступала с откровенно бредовыми идеями, даже не пытавшись проверить придуманные ими факты поиском в Яндексе. Некоторые участники говорили бессвязные вещи. Хотелось встать и уйти, а никак не разбираться в том, что же они говорят. Однако Илья подавал пример — каждого человека, даже с безумными идеями, он слушал так, как будто тот открывает тайны мироздания. И каждому с доброй улыбкой он давал совет, иногда просто предлагая читать книги. Теперь, когда приходится сталкиваться с людьми, чьи идеи кажутся бредом, я каждый раз вспоминаю Илью, внимательно слушаю и пытаюсь найти что-то полезное.

А однажды, в ответ на какой-то мой недоумевающий пост в блоге про какие-то непонятные события, Илья прислал мне ссылку на то, как надо читать новости, чтобы понимать, стоит ли верить прочитанному. Ту ссылку уже и не вспомнить, а некоторые идеи я использую до сих пор. И каждый раз мне вспоминается Илья. Думаю, что он улыбался, отправляя ту ссылку...

Гайдар Магдануров, Runa Capital

* * *

I met Ilya for the first time in 2010 at SIGIR conference, Genève. He was very humble and, at the same time, very passionate and proud about the work he was doing with Yandex in Moscow. Over time we stayed in touch and he was always very friendly and enthusiastic about the search world.

This year, I met Ilya again in Moscow at ECIR2013 and then few weeks ago in London for a private dinner. We discussed how he started to work in retrieval back writing code in Fortran during the early ‘80s (when the term ‘search engine’ was yet to be invented!) and his vision on how search will evolve in the next 10-20 years. Also, we talked about his Maria’s children foundation created to help kids and orphans to get educated.

I have infinite admiration for Ilya, he is (not was!) a humble Leader, a Technologist, a Man devoted to charity for inspiring and taking care of those around him.

Antonio Gulli,
Principal Development Manager, Bing, Microsoft

* * *

Мы с Ильей были соседями по лестничной площадке. Когда заселялся дом, я знакомился с соседями — и зашел к ним в гости. В большой дружной семье, в которой много детей, царила атмосфера веселья и равноправия. Илья интересно общался с людьми — ему было с человеком либо интересно, и тогда он не смотрел на разницу в возрасте, положении; либо неинтересно — и тогда он не общался.

Сначала я не знал, кто мой новый сосед — просто интересный человек, с которым можно приятно пообщаться на самые разные темы. Когда узнал, сначала удивился, насколько непафосным был такой большой человек. Это потом я понял, что для Ильи была другая мера вещей, людей и их поступков.

Попав в офис Яндекса и увидев происходящее там, я понял, что Илье удалось создать на работе второй дом, где все равны и все ценны.

Нам будет не хватать Ильи — такие люди большая редкость.

Светлая ему память…

Аллан Попович, технический директор TETAGROUP

* * *

Мы дружили с Илюшей со школы, четыре года сидели за одной партой. А потом вместе делали Яндекс. Сегодня ночью его не стало. Все случилось слишком быстро и неожиданно.

Последний раз он выступал перед нашими cтамбульскими ребятами в прошлый четверг. Он вышел и сказал: «Здравствуйте, меня зовут Илья». Все засмеялись, и он рассказал про поисковую платформу «Острова».

Не знаю, чем можно заменить его энциклопедичность в технологиях и чистое видение продукта. Но он оставил за собой целое новое поколение программистов, целую школу. А его этические стандарты задали уровень всем нам.

Аркадий Волож, 25 июля 2013

* * *

Уход Ильи — невосполнимая утрата для Яндекса, да и всего российского IT. Нет и не будет людей с настолько гигантским, двадцатилетним опытом строительства продуктов, побед, поражений, строительства успешных команд, доведения новых идей до пользовательских продуктов. Нет и не будет людей, которые бы с такой энергией и любовью строили компанию. Не стало удивительно веселого, умного и порядочного человека. Человека, который запрещал всем нам прятаться от огромного и сложного мира за гробовой доской регалий, бюрократической машины, прошлых успехов, стажа, стратегий и политик и т.д. и т.п.

Мне повезло почти шесть лет видеть, как Илюша работал, слушать его, спорить с ним, получать от него нагоняи, да и просто шутить, обсуждать политику и книги. Почему-то в этот тяжелый момент в памяти всплывают два ярких эпизода.

Была осень 2006-го года. Это было уже поздним вечером, в офисе почти никого не было, в нашем кусочке openspace на Самокатной остались только я и Илья. Я, как всегда, писал код, Илья — письма. Все изменил Антон Самохвалов, тогда еще работавший над Яндекс.Маркетом. Он вбежал к нам и мгновенно несложным провокационным вопросом заставил Илью спорить с ним о том, как сделать поиск лучше. Разошлись мы уже поздней ночью, я узнал о поиске больше, чем за предыдущее двадцать лет, в голове был список задач, с которыми мы всей командой справились только через лет пять. В этом был весь Илья.

Второй эпизод произошёл там же, на Самокатной (как же безумного хорошо и интересно было там тогда). Опять поздний вечер, когда никто не прерывается на встречи. Опять мимолетный спор, и Илья начинает рассказывать про то, как был построен Яндекс. Это был очень Илюшин рассказ: без героизации, с шутливым самобичеванием, иногда улетающий в технические подробности. Постепенно в нашем openspace собрался весь засидевшийся за полночь офис.

Спи спокойно, Илюша. Мне будет тебя не хватать. Спасибо и прости.

Дэн Расковалов

* * *

Мои знакомые знают, что беседа с Ильей Сегаловичем произвела на меня особое впечатление, ― я много раз делилась им с друзьями. Мне посчастливилось брать интервью у многих ярких личностей, выдающихся людей, добившихся успеха. Среди них нобелевские лауреаты, министры, руководители разных рангов и категорий. К моему счастью, тема науки, о которой я пишу, располагает к общению с умнейшими без преувеличения людьми планеты. И все же Сегалович выделился среди других глубоких, думающих, созидающих людей.

Успех и признание накладывают отпечаток. Став успешными, известными, люди перестают быть простыми. Они иначе одеваются, иначе разговаривают, по-другому отзываются о своих промахах. Не то чтобы обязательно свысока, но ― по-другому. Это так привычно, что удивляет не то, почему так происходит, а то, почему у кого-то происходит не так. Почему-то человек, создавший продукт, востребованный миллионами, просто говорил о своих ошибках, признавался в том, что не все «так розово, как может показаться», всерьез и вдумчиво относился к каждому вопросу рядового журналиста и даже спрашивал, чем вызван интерес СМИ, которыми, по его словам, Яндекс не избалован. Как-то всё наоборот у него ― такое Дело и такая скромность, такая востребованность и такая простота.

Бесконечно жаль, что такие люди уходят. Мужества и стойкости семье Ильи.

Елена Укусова

* * *

90-е. Обычная московская квартира, снятая под офис КомпТека в доме на Ленинском проспекте, где когда-то был магазин «Диета». Старый письменный стол с компьютером у самой входной двери. Илья за ним работал. Чаепития на маленькой-маленькой кухне — с разговорами о жизни, Вселенной и вообще...


Может быть, ты уже где-то там, Илья, где знают ответы на все эти вопросы? А тем, кто всё ещё здесь, остаётся только память о тебе и том, каким светлым человеком ты был.

Сергей Солопов

* * *

Я знала, что Илья Сегалович — совладелец Яндекса. И зачем-то добавила его в друзья на Фейсбуке. Ну не подтверждают дружбу незнакомым людям совладельцы огромных компаний! Оп, «Илья подтвердил ваш запрос». Поудивлялась и забыла.

Потом, спустя год, на конференции РИФ-2012 была заявлена странная секция от Ильи Сегаловича — «Мастер-класс по жонглированию». Я не поверила, взяла и написала ему: «Илья, если это правда, очень хотелось бы поучаствовать». Он отвечает! Практически сразу! Картинка опять не сложилась.

Я полезла в недра интернета, и всё. И пропала. И моя вера в человечество росла с каждой буквой прочитанных интервью и статей. «Дети Марии», потрясающие принципы и мораль, непосредственность, обожание своей работы, бесконечная интеллигентность, простота, теплота. Миллионер и монополист. И вот так. Я плакала впервые о человеке, которого не знала лично.

Читая заметки, посвященные его памяти, я поняла, что нас тысячи — незнакомцев, искренне оплакивающих его. Я шокирована, но не удивлена. Он слишком хорош для этой планеты. Он не может быть в прошедшем времени. Поэтому спасибо, Вам, Илья, что Вы такой.

Светлана

* * *

Быть с Ильей в одной компании целых 10 лет — само по себе большая удача. Но мне повезло вдвойне — довелось работать с ним не над интернет-сервисами, а над тем, каким Яндекс должен быть как место работы, как организация, как работодатель для инженеров.

Во всём, что мы обсуждали, Илья излучал бесконечные гуманизм и любовь к людям. Ему было крайне важно, чтобы любому сотруднику в Яндексе было хорошо — но не пресыщенно, а просто комфортно. Илья во всем проповедовал умеренность, не любил излишеств и напускного, открыто порицал даже самые лёгкие проявления снобизма в коллегах. Сам всегда сидел в open space на самом проходе, всегда готовый поговорить с любым, у кого возник вопрос. Настаивал, чтобы все сотрудники пользовались равными льготами и возможностями: и в столовой, и на парковке, и в праве на перелёт бизнес-классом не должно быть никакой «цветовой дифференциации штанов».

Илья говорил: «важно не на что ты способен, а что ты сделал», «не бойтесь нанимать сотрудников умнее себя», «здесь принято убеждать, а не приказывать» и «не убедил — значит, оставляем как есть, даром что я начальник». В принятии решений ценил широкий консенсус. Илья искренне верил, что без полной демократии в работе не добьёшься успеха ни на каком исследовательском фронте. Особенно если всерьёз конкурируешь с мировыми гигантами.

Жаль, что Илья не преподавал. Любая бизнес-школа немало отдала бы за лекции о том, по каким принципам построена компания «Яндекс» и как удалось воплотить эти принципы в жизнь. Многим российским компаниям было бы полезно перенять у Яндекса заботу о сотрудниках, как один из главных принципов работодателя.

Но даже внутри компании Илья не читал лекций об управлении — только о поиске. Он считал себя инженером, а не менеджером. И просто брал и делал так, чтобы всем в компании было хорошо.

Денис Юркин, экс-Яндекс

* * *

Мне довелось встречаться с Ильей всего пару раз. Тогда, в 2007 году, я предложил для только что образуемого журнала «My Way» Сегаловича в качестве героя первого номера. Илья охотно откликнулся на предложение интервью, пригласив к себе в офис Яндекса на Яузе, где мы провели за откровенной беседой пару часов за стаканом отличного кофе (к сожалению, диктофонная запись не сохранилась).

Повторно еще пару часов в конце августа того же года — после его возвращения из отпуска — в фотостудии на Китай-городе, где мы организовали профессиональную фотосессию (хотя Илья был не очень доволен, но фотографии получились отменные, кое-какие он хранил в своем профиле в соцсетях).

Еще была переписка, обсуждение материала. Идея очерка состояла в том, чтобы представить человека в трех совершенно различных ипостасях. Один из основателей и руководителей крупного и коммерчески успешного проекта — поисковой машины Яндекс. Отец многодетной семьи, состоящей в значительной части из приемных детей, и шофер автобуса, развозящий этих детей в школу и на отдых. Клоун, приходящий в детские дома и больницы, чтобы поднять настроение совсем чужим детям, иногда умирающим. И лишь только в конце становилось ясно, что это — одно и то же лицо.

Илья не очень был доволен тем, что он называл «выпячиванием» своей персоны, был против «сусальности», больше настаивал на обсуждении технических деталей поисковика. Но что меня больше всего в нем поразило, это даже не скромность, но некое гипертрофированное чувство вины. По сути, он чувствовал собственную вину (как он говорил, «стыдно») за все происходящее в мире, за все его несправедливости и неустройство, даже за свое собственное существование.

Его тайным героем был Зелл Кравински — американец, эмигрант из России, безвозмездно отдавший все свое имущество бедным, а потом — и свою почку первому нуждающемуся. А его любимым писателем — японец Казуо Исигура (цитата, вначале планировавшаяся для журнальной статьи в качестве эпиграфа, в нее не вошла). Меня же с тех пор не оставляло ощущение, что этот мир — не для него, что земная жизнь его тяготила....

Игорь Косич

* * *

Мы были знакомы, но не очень близко — пересекались сначала на пресс-конференциях, а потом, когда я пришел в Яндекс, на совещаниях и общих встречах. И благодаря этому я узнал его удивительную черту — он знал каждого и прислушивался к каждому. Ты всегда мог рассчитывать на то, что тебя выслушают и отнесутся всерьез.

Это были доброта и доброжелательность, сконцентрированные до невообразимой плотности в одном человеке. Мне кажется, этим отношением он заражал и Яндекс, привносил теплоту в это общежитие умников. Мне будет очень не хватать его понимающего взгляда.

Саша Амзин

* * *

Я знал Илью двадцать лет. Это был один из самых добрых, умных, необычных и пронзительных моих родственников. Таких людей в нашей жизни очень мало. Я непростительно мало с ним общался — и он, и я посвящали работе слишком много времени. Мы все крепко обнимаем его детей и продолжим помогать им в жизни. Мария всегда может рассчитывать на наше скромное, но надежное плечо. Покойся с миром, Илья. Нам будет тебя очень не хватать.

Иван Горбунов, МИД

* * *

Я написал о мелкой баге в поиске на соответствующую рассылку, ребята что-то ответили, уточнили у меня, в итоге пишут, что бага скоро исчезнет, когда будет добавлено соответствующее расширение, а Илья тут же пишет в ответ: «Вообще-то я, помнится, сам вбивал -ие/-ье в какие-то (почти все какие надо) парадигмы (и списки окончаний) в нашей морфологии. Вы уверены, что морфологическое расширение — это не „расширение“? Илья».

Мелочь в общем-то, незначительный рабочий момент, но меня тогда поразило, что он сам вникает даже в такие мелкие баги и все помнит, а сейчас я понимаю, что в этом был весь он — потрясающий эксперт, профессионал высочайшего уровня, который, несмотря на огромный объем работы, был всегда готов вникать в любые мельчайшие детали и придавать им значение — настолько, что даже на такую мелкую багу незамедлительно среагировал сам.

А бага касалась последнего стихотворения Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья». Может быть, поэтому мне так вспоминается именно этот эпизод.

Александр Гаврилин, Яндекс

* * *

Я не только не была знакома с Ильей Сегаловичем, но видела его в первый и последний раз в жизни за пять дней до его кончины.

Я навестила свою дочь, работающую волонтером в детском лагере организации «Дети Марии», созданной женой Ильи. Окунувшись в сердечную атмосферу этой большой и дружной семьи, проникшись искренностью и душевностью царящих в ней отношений, я невольно почувствовала себя одним из птенцов этого теплого гнезда. Это было моим первым сильным впечатлением того дня.

В конце дня, уложив детей, взрослые собрались на вечерние посиделки, чтобы в теплой дружеской обстановке подвести итоги прошедшего дня, обсудить планы на завтра и просто спеть любимые песни. Здесь я и увидела человека, который веселился, пел и смеялся со всеми. Следующим моим сильным впечатлением было открытие, что это и есть тот самый Илья, который придумал слово «Яндекс». И в то же самое время он причастен к благотворительной деятельности, притом не только материальной помощью, но и своим личным участием. Меня поразило, что этот скромный человек, имеющий отношение к списку «Форбс», далек от привычного образа состоятельного и благополучного человека, что он и Мария посвящают себя служению делу доброты и милосердия — изо дня в день, из года в год отдавая свои силы и время, чувства и сердца.

И вот сейчас — третье потрясение. Ильи больше нет. Глядя на фотографии, всматриваясь в счастливые лица, трудно поверить, что жизнь может быть такой несправедливой.

Желаю Марии, всем ее детям, ее сподвижникам сил и стойкости. Как бы ни было больно, дело Марии сильнее этой боли. Оно должно жить так же долго, как и память об Илье.

Лариса Левченко

* * *

Запомнил Илью по его выступлению на одном из московских Startup Weekend’ов. Он рассказывал про то, как оказался среди гостей на Демодне акселератора YCombinator и как Пол Грэм спутал его с кем-то и называл Сегаловым, а потом, узнав, что он Сегалович, поинтересовался, кто он такой...

Он рассказывал о стартапах, которым хочется дать миллион сразу после презентации, и говорил об этом так, что было понятно — он мог бы заразить идеей любого из этих проектов, чужих ему, не хуже, чем сами их основатели. Таким он и запомнился — бесконечно харизматичным и энергичным.

После этого были лишь короткие пересечения в интернете на профессиональных ресурсах, моменты, когда было полное согласие с тем, что Илья пишет, и моменты неприятия некоторых его слов. Однако всегда оставалось уважение к тому, что Илья делает на работе и вне её, и приятное чувство причастности к тому профессиональному сообществу, в котором работают такие люди.

Валентин Домбровский

* * *

Очень сложно положить на бумагу все мысли и эмоции, которые вызывает имя Ильи Сегаловича. Очень ярко в памяти возникают два образа, две фразы.

«Все люди — хорошие». На заре Яндекса именно этот принцип Ильи был положен в основу работы компании — как в отношениях между сотрудниками, так и в работе сервисов. Доброта и открытость Ильи, как через увеличительное стекло, отразилась и на всем ставшем очень большим Яндексе.

Однажды мы ехали с Ильей в машине, слушая бразильский джаз, обсуждали личные вопросы. Это было довольно тяжелое время — 1999 год. И в разговоре промелькнула реплика Ильи о том, что все его личные поступления на год вперед расписаны для «Детей Марии». Илья был не отвлеченно добрым, а активно добрым человеком. Он старался изменить мир, помочь и делал это изо всех сил.

Илья, свет, который ты излучал, отражается в душах очень многих людей. Ты будешь всегда с нами.

Вадим Богданов

* * *

Мы встретились с Ильей в 2001 году на конференции, посвященной поисковой оптимизации. Я тогда работал в компании, которая занималась продвижением сайта, и придумал, как мне тогда казалось, идеальный алгоритм для гарантированного попадания сайта в лидеры выдачи результатов поиска. Стаж работы разработчиком (включая руководителя отдела) у меня тогда был 10 лет.

Встреча с Ильей произвела огромное впечатление. Это был, скорее, философский разговор, который я буду помнить всю жизнь. Он изменил меня. Я просто понял тогда, что трачу время не на то...

Уход Ильи — это огромная утрата для профессии и, конечно, страшная трагедия для семьи.

Максим Хлупнов, Microsoft

* * *

Я — директор строительной фирмы. Мы строили теннисный корт у Ильи Сегаловича дома, в деревне Грибаново. Первое, что меня поразило в первый приезд к нему в дом, — это количество детей.

Только спустя недели две я узнала, кто этот человек, чем он занимается.

Сколько он сделал добра!!!

Олеся Кожевникова

* * *

«Более того, именно математика была той платформой, которая необыкновенно объединяла нас всех.» (Илья Сегалович, 4 марта 2012 года)

Илья был очень цельным человеком, не терпящим посредственности и компромиссов. Общение с ним делало всех нас лучше и честнее во всём. Он верил, что каждый из нас в силах сделать этот мир лучше, и сам делал это каждый день.

Я помню Илью в разгар первого серьезного кризиса в Яндексе в 2006 году, когда впервые начала падать доля Яндекса в поиске. Илья, обычно невероятно вежливый и интеллигентный, был очень жестким на внутренних встречах по поиску. Команда тратила огромное количество усилий на улучшение качества поиска, но было сложно, и возникало естественное человеческое желание найти логичное объяснение проблем и смириться с потерей лидерства в технологиях. Илья отказывался слушать объяснения и даже кричал на ребят. Он требовал от них делать лучший в мире продукт и не искать простых путей в решении проблем. Он постоянно поднимал планку для команды, и команда в результате совершала чудо и находила решение. Проблема с качеством постепенно решилась, а вскоре пошли прорывные идеи, начиная с MatrixNet. Благодаря Илье Яндекс научился делать лучшие в мире технологические продукты.

Илья поднимал планку для всех нас во всем, чем он интересовался. Очень показательным было его участие в роли независимого наблюдателя в день выборов президента 4 марта 2012 года, всего за полгода до страшного диагноза. После думских выборов у многих опустились руки, но Илья решил сам добиваться перемен. При этом, по его словам, он был «аполитичным» человеком, не являясь сторонником ни одной партии или кандидата. Илья получил право участвовать в нескольких участковых избирательных комиссиях от имени двух разных партий и вместе со своим приемным сыном Сашей провел два невероятных дня без сна и отдыха, обеспечивая контроль за честностью выборов.

Очень показательна цитата из его «полу-художественного» отчета о событиях того дня: «Представляясь, я каждый раз отмечал, что не являюсь политическим сторонником ни КПРФ, ни Прохорова, а являюсь поклонником математики. В 100% из 100% мне отвечали тем же. Более того, именно математика была той платформой, которая необыкновенно объединяла нас всех.»

Я впервые встретила Илью и Аркадия 14 лет назад, когда искала идеи для инвестиций в Интернет для нашего фонда. Вскоре, естественно, оказалась на благотворительном аукционе «Детей Марии» и познакомилась с Машей.

Очень несправедливо, когда уходят лучшие. Нам будет тебя очень не хватать: твоей принципиальности и честности во всем. Будет не хватать твоих постоянных споров с Аркадием — практически по любым важным темам. В таких спорах рождалась истина и строилась лучшая в мире компания.

Лена Ивашенцева, член совета директоров Яндекса с 2000 года,
старший партнер Baring Vostok Capital Partners

* * *

К моему сожалению, мы не были знакомы, но я видел его за 13 дней до трагедии: он вошёл в зал и сел рядом со мной, затем выступал перед аудиторией, рассказывал про свою жизнь, много шутил и выглядел очень жизнерадостным!

Печально...

Давид Шаумян

* * *

My dear friend Ilya Segalovich died today. I only knew him as a kind, loving, happy, vibrant clown. That is how I will remember him too. He gave anything and everything he could to the children of the world, especially the orphans of Russia, along with his incredible wife Maria! My heart bleeds for his family more than any other family I know. 



A friend of mine sent me this quote from Ilya. Ilya was fairly famous, especially in Russia and the internet world, but I really didn’t know that Ilya. He is always the loving clown to me. Here is his quote in one of his many interviews. The question to him was «If you could give birth to one invention, what would it be?» He is referring to the Harry Potter series in his response.



«I translated all seven volumes of the story and read it aloud to my children. I would like some kind of miracle, a magic time wand, and for all orphans to be taken into families. For this invention I would pay any amount of money...»



To me, that is the pure essence of Ilya Segalovich! The funny thing is, to a lot of kids and people like me he WAS a Magical Time Wand! R.I.P. my dear friend!

Rodney / Chip

* * *

В памяти вспыхивают отдельные эпизоды.

Приглашение в Яндекс. Неожиданное письмо от Ильи, предложение встретиться. На встречу я шел, понимая, что про меня ничего не знают и что будет типичное собеседование. Но нет. Мы сидели в кафе, и Илья захватывающе говорил о будущем. О том, что можно и нужно сделать в Яндексе. Спрашивал меня, слушал, подхватывал, развивал мысль, перескакивал на другую тему. Крайне неохотно, ненадолго, как терпят неприятное лекарство, терпел мои попытки исполнить формальную часть рассказом о себе. Его не интересовало прошлое. И настоящее не интересовало. Он был весь в будущем.

Аэропорт. Мы вместе летим в командировку. Илья, как всегда, постоянно смотрит в телефон. И вдруг он вспыхивает, восторгается, восхищается — он просто не может не поделиться переполняющей его радостью: ему только что прислали ссылку на русский перевод стихотворения Пабло Неруды «Лимон». И такое впечатление, что Илья просто уверен, что все вокруг, конечно же знают это стихотворение и поймут его эмоции. Илья читает вслух, смакуя каждую строчку, каждое слово, периодически спрашивая: «Как тебе, а?»

Илья рассказывает в МГУ про поиск. Слушать рассказ Ильи — это отдельное удовольствие. Мало того что он наикрутейший специалист, он и оратор от Бога. Даже не оратор, а, скорее, рассказчик и немного артист. И вдруг Илья обращается ко мне: «Саша, я правильно говорю? Скажи, ведь так?» Он немного стеснялся. Свободно, легко и красиво выступая перед аудиторией, он немного стеснялся. Он всегда немного стеснялся, чуточку смущался и нуждался в поддержке. Может, конечно, такое у многих, но немногие могут быть искренними.

Твит Ильи: «Когда я умру, напишите на камне, пожалуйста: „Он уговорил Свету добавить овощи на кофепойнтах“». Он показывал этот твит коллегам и был им доволен почти так же, как и самим появлением овощей на кофепойнтах в Яндексе.

Как-то, рассказывая кому то про Илью, я сказал: «Это лучший человек, которого я встречал в своей жизни». Я уверен, что так думали и говорили очень многие. Это было при жизни Ильи. Это будет и теперь.

Александр Крайнов, Яндекс

* * *

Я не работала вместе с Ильёй. Он не был непосредственным коллегой, к сожалению. Но даже простые встречи с ним в офисе давали ощущение, что это необыкновенный человек. Заряженный оптимизмом, веселый и добрый. Настоящий. Потерю его я ощущаю всем сердцем.

Как-то в письме своей подруге я описала его так: «У него трое детей и он всегда веселый и приятный». Это было в 2011 году.

Был забавный случай. Мы с коллегой зашли в лифт, дверь почти закрылась. И за секунду до закрытия в дверях появилась рука. Двери лифта раскрылись, там с улыбкой стоял Илья. Сказал, что понимает, что напугал нас. И сам бы на нашем месте испугался. Мы отшутились, посмеялись.

Он — герой нашего времени.

Анна Шеховцова, Яндекс