Илья Сегалович

Илья Сегалович

1964 — 2013

Основатель и директор по технологиям Яндекса, создатель первой версии поисковика и автор слова Yandex, эрудит и гражданин с активной жизненной позицией, один из организаторов реабилитационного художественного центра «Дети Марии», отец пятерых детей.


Мы собираем воспоминания об Илье для публикации на этой странице.


* * *

* * *

Мы знакомы со 2-го класса, всё наше детство прошло вместе, в ВИРГе, где Илюшина семья жила, а наши родители работали. Мы виделись каждый день, учились в одной 54-й школе, в параллельных классах, а когда наступали каникулы, весь день был в нашем распоряжении. Будучи обыкновенными мальчишками, мы бегали, прыгали, резвились и придумывали множество различных игр и правила к ним. Игру «собачий футбол на качелях» не найдёт ни один поисковик мира, а придумал её Илья... Но нашей настоящей страстью были шахматы, мне кажется, мы могли сутками в них играть.

Одно из ярких воспоминаний — нас принимали в пионеры. И пусть с тех пор многое изменилось в отношении к этой организации, но мы всегда с ним помнили тот день, когда мы счастливые, в белых рубашках и красных галстуках, лазали по невесть откуда взявшейся груде кирпичей.

В Илюшиной квартире стоял журнальный столик, на нём всегда был открыт журнал «Огонёк» на последней странице, а там довольно сложный кроссворд всегда полностью решён — это гениальная эрудиция Валентина Ильича, которая передалась Илюше.

Была в ВИРГе речушка, которая зимой замерзала, и как-то раз зимой мы пошли полюбоваться уже таявшими льдинами. Одна из них нам понравилась. У Ильи глаза горят: «Давай достанем! Давай!» В результате, я оказался в воде подо льдом, а Илья помогал мне выбираться оттуда.

В 79-м году, на зимних каникулах (Илья уже учился с Аркадием в РФМШ), мы по путёвкам поехали в Москву. Москва нас, естественно, потрясла своим величием и красотой, мы были уже почти взрослыми и мечтали о будущем. Я хотел стать лётчиком (ну и стал им), а Илья сказал: «Я обязательно буду учиться и работать в этом городе». Поставить перед собой цель и идти к ней — одна из характерных черт Илюши с детства.

Через 10 лет нам исполнялось по 25, учёба осталась позади, я летал в Алма-Ате, Илья работал в Москве, встречи были редкими, и как-то раз я прилетаю домой в свой день рождения, а там домашние накрыли стол, и за столом — Илюша. Вот это был сюрприз! Это было лучшим подарком!

Крайний раз (нельзя говорить «последний») мы виделись года два назад, когда он с его любимым детищем — Яндексом — приезжал в Алма-Ату.

Прощай, дорогой мой друг детства Илюша Сегалович.

Игорь Бауслит, пилот, Алма-Ата

* * *

Илья Сегалович — со-основатель Яндекса, его душа. Движущая сила технологического образования в России. Герой в семейной жизни. Он не афишировал свои благотворительные проекты, но сделал там не меньше, чем в Яндексе.

В 2006 году Илья сделал первую в стране программу грантов для съемки университетских курсов на видео. Я был одним из участников этой программы. В 2007 прошла первая школа по поисковым технологиям RuSSIR, там мы познакомились лично. Илья — добрый ум. Такой глубокой моральной силы и способности воплощать идеалы в реальность я ни в ком больше не встречал.

Ильи не стало, но тысячи людей сделают больше и будут добрее, потому что в их жизни была встреча с Ильей.

Спасибо за всё.

Юра Лифшиц, Зона действия

* * *

«Люди уходят. Часто „светлая память“ — стандартный стикер вежливости, отклеивающийся через несколько недель после похорон. А этот — попробуй, оторви. Не оторвется».

Бывают безусловные люди, люди с большой буквы, которые вызывают абсолютное однозначное уважение. Такой Илья. Человек, который делал СТОЛЬКО для благотворительности в нашей стране. Делал правильно, делал конкретные дела. Вся жизнь, каждый день был связан с помощью детям.

Я знаю это, лет с 16 Алиша, одна из его дочерей, — моя душевная подруга. В том возрасте я просто молча поражалась и восхищалась этими людьми, когда ходила в детскую реабилитационную студию жены Ильи «Дети Марии», когда видела, как они вместе с командой клоунов Пэтча Адамса ездят по больницам для детей, когда видела, что помимо своих 5 дочерей, в семье всегда приемные дети и дети под опекой.

Многие люди живут только для себя, заграбастывая мир внутрь себя. Илья — это пример, как надо жить наружу, отдавая, распахивая объятья в этот мир. Ультрасовременный святой!

Благодаря Илье и Марии я точно знаю, что нужно помогать и ДЕЛАТЬ. Каждый день.

Маша Максимова

* * *

Уход Ильи — невосполнимая утрата для Яндекса, да и всего российского IT. Нет и не будет людей с настолько гигантским, двадцатилетним опытом строительства продуктов, побед, поражений, строительства успешных команд, доведения новых идей до пользовательских продуктов. Нет и не будет людей, которые бы с такой энергией и любовью строили компанию. Не стало удивительно веселого, умного и порядочного человека. Человека, который запрещал всем нам прятаться от огромного и сложного мира за гробовой доской регалий, бюрократической машины, прошлых успехов, стажа, стратегий и политик и т.д. и т.п.

Мне повезло почти шесть лет видеть, как Илюша работал, слушать его, спорить с ним, получать от него нагоняи, да и просто шутить, обсуждать политику и книги. Почему-то в этот тяжелый момент в памяти всплывают два ярких эпизода.

Была осень 2006-го года. Это было уже поздним вечером, в офисе почти никого не было, в нашем кусочке openspace на Самокатной остались только я и Илья. Я, как всегда, писал код, Илья — письма. Все изменил Антон Самохвалов, тогда еще работавший над Яндекс.Маркетом. Он вбежал к нам и мгновенно несложным провокационным вопросом заставил Илью спорить с ним о том, как сделать поиск лучше. Разошлись мы уже поздней ночью, я узнал о поиске больше, чем за предыдущее двадцать лет, в голове был список задач, с которыми мы всей командой справились только через лет пять. В этом был весь Илья.

Второй эпизод произошёл там же, на Самокатной (как же безумного хорошо и интересно было там тогда). Опять поздний вечер, когда никто не прерывается на встречи. Опять мимолетный спор, и Илья начинает рассказывать про то, как был построен Яндекс. Это был очень Илюшин рассказ: без героизации, с шутливым самобичеванием, иногда улетающий в технические подробности. Постепенно в нашем openspace собрался весь засидевшийся за полночь офис.

Спи спокойно, Илюша. Мне будет тебя не хватать. Спасибо и прости.

Дэн Расковалов

* * *

Это был один из немногих людей, которому я мог бы дать характеристику сразу: целеустремленный человек, с которым можно дружить и работать.

Человек великой энергии и цепкого ума. Илья произвел на меня впечатление сразу, редкий случай. Мы говорили с ним о разных вещах, близких мне — о праве, о математике, современных технологиях. И всегда плодотворно.

Андрей Бузин

* * *

Впервые я услышала про него еще в 2000 году от яндексоидов, и как-то они всегда про него очень ласково и очень уважительно говорили; кажется, я сама его чуть не назвала потом Илюшей при первой встрече. Мы тогда только-только сделали TEDxMoscow в «Вышке» и планировали делать TEDxPerm в сентябре. И подбирали выступающих. Илья был в числе первых, кого хотелось позвать. И вскоре мы с Лешей Каптеревым приехали в Яндекс, чтобы поговорить с ним, выудить хорошую тему для выступления, понять, как все вообще у них устроено и зачем Илья делает то, что он делает. Мы проговорили часа три. Я помню почти все.

Илья рассказывал про геологию и морфологию поиска, про то, что идея зарабатывать собственным интеллектом в 90-е была совершенно бредовой, но они выбрали ее, а не спирт Royal или банки. Про «Детей Марии», поездки на Селигер и про Адама Пэтча. Про жонглирование. Про продукты Яндекса, которые были сделаны, и про те, которые только еще будут. Про то, как пользователи ищут то, что им нужно, и тем самым предоставляют Яндексу еще больше информации, которая непрерывно улучшает поиск. Про то, как удивительно, что маленькая история выросла и так переросла создателей. Про то, что карты устарели, а очень нужно, чтобы карты были правильными. Про то, зачем это все нужно вообще и как важно задавать вопрос «зачем».

И на TEDxPerm он рассказывал про то, как пользователи Яндекса могут помочь «Детям Марии» найти дорогу домой, анонсируя выходившие тогда Народные карты. И в этом выступлении про продукт было так мало продукта. А было так много этики, энтузиазма, скромности, увлеченности своим делом, так много внутренней свободы. И так много любви. Илья был недоволен выступлением, говорил, что смазал. И правда, смазал.

Но вот уже несколько лет прошло, а я так и рассказываю эту историю друзьям и каждый раз понимаю, что она вновь и вновь меня потрясает до слез. И по ней можно сверять себя, как по камертону.

Ольга Дука, агентство Improve

* * *

Познакомился с Ильей в 2004 году, будучи аспирантом ВИНИТИ РАН, благодаря конкурсу по интернет-математике, который он проводил, и так начались мои первые исследования в информационном поиске и машинном обучении. Помню, как Илья после круглого стола на конференции по интернет-математике в НМУ объяснял мне на пальцах суть одного из алгоритмов по поиску документов-дубликатов. А за несколько минут до этого я побывал на его выступлении — доклад был живой, интересный, Илья жестикулировал, говорил довольно быстро. И вдруг слово «признаки» забылось, докладчик на секунду прервался и обратился к залу за помощью: «Признаки?» Мы вразнобой отвечали: «Attributes. Features.» Илья моментально выбрал второй вариант, и стремительный рассказ возобновился. После этого короткого, но ярко запомнившегося мне знакомства Илья приглашал на конференции, присылал сборники трудов, приглашал на работу, и наш коллектив активно сотрудничал с компанией. А теперь совместными усилиями открывается целый факультет компьютерных наук в НИУ ВШЭ. Думаю, что Илья был бы рад этому.

Последний раз встретились с Ильей на конференции по информационному поиску — ECIR 2013, которую мы проводили в Москве. Сидели в одном ряду, Илья вел сессию, а параллельно редактировал документ по одному из молодежных проектов, жаль, времени было так мало, и успели обменяться только парой приветственных фраз.

Да, Илья умел вдохновлять, и талантливая молодежь — мои друзья и коллеги — очень позитивно о нем отзываются.

Дмитрий Игнатов, доцент НИУ ВШЭ

* * *

Where to start with our nearly 20 year friendship — Ilya, this passionate, burning man who loved his work and his family and his life. I met him with the clowns on a bus headed to a Moscow orphanage in 1995. He spoke English, sat with me and told me so much of Soviet history and how it personally affected his life.

I was reading the Master and Margarita — he told me how he had to keep handwritten chapters under his shirt, even when sleeping, and the round robin of chapters advanced when each person finished his chapter. So many stories. His deeply felt poetry recitations. The tzernike he made for my breakfast one day.

The wild ride with Maria and the kids to see his dad in Yaroslavl. He and Maria were living in a one-room apartment, with 4 kids, 3 orphans, and 3 cats — their monthly income wouldn’t buy a single meal out in America. Out of their lives of chaos, poverty, and deeply committed service to family and orphans, Maria and Ilya built a strong charity helping those orphans, added to their family, and Ilya — stoked with incandescent curiosity, fearsome brain-power, and relentless ambition — worked with his friend to form a lasting monument to his brilliance — Yandex.

There is so much more — his loss to his family and the world is a sucker punch to the gut. Oh, Ilya — you burned so bright, like a shooting star — to thrill the world and all who met you — and then to finish in a final burst — as all shooting stars must. Your genius and your humanity and your legacy will not be forgotten.

You were a brilliant diamond, forever in my memories. Fly free and high, Ilya Segalovich.

Jan Thatcher Adams, MD

* * *

Я не видел других таких людей, одинаково увлеченных и в то же время цельных, с такими высокими этическими стандартами, как Илья Сегалович.

Я с 2009 года временами сидел с Ильей в одной комнате. Не то чтобы мы часто виделись, особенно в последнее время, но когда встречались, это было примерно по такой схеме:

Илья: «Ты видел, какое крутое приложение для iPhone я скачал/сайт увидел/сервис ребята сделали?» И увлеченно показывал, как это может помочь миру.

Илья: «А как у вас дела? » И он всегда требовал, чтобы я ему рассказывал все детали реализации, вплоть до мелких подробностей. Он успокаивался, только когда, как мне кажется, понимал, как бы сам это запрограммировал.

Илья, мы будем скучать по тебе. Мы будем продолжать делать то, что вместе хотели, в том числе и ради тебя.

Пора уже изобрести лекарство от рака!

Андрей Стыскин, Яндекс

* * *

Я написал о мелкой баге в поиске на соответствующую рассылку, ребята что-то ответили, уточнили у меня, в итоге пишут, что бага скоро исчезнет, когда будет добавлено соответствующее расширение, а Илья тут же пишет в ответ: «Вообще-то я, помнится, сам вбивал -ие/-ье в какие-то (почти все какие надо) парадигмы (и списки окончаний) в нашей морфологии. Вы уверены, что морфологическое расширение — это не „расширение“? Илья».

Мелочь в общем-то, незначительный рабочий момент, но меня тогда поразило, что он сам вникает даже в такие мелкие баги и все помнит, а сейчас я понимаю, что в этом был весь он — потрясающий эксперт, профессионал высочайшего уровня, который, несмотря на огромный объем работы, был всегда готов вникать в любые мельчайшие детали и придавать им значение — настолько, что даже на такую мелкую багу незамедлительно среагировал сам.

А бага касалась последнего стихотворения Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья». Может быть, поэтому мне так вспоминается именно этот эпизод.

Александр Гаврилин, Яндекс

* * *

Мы виделись с Ильей всего ничего, раз пять, не больше. Но ощущение, что он всегда был где-то рядом. В твиттере, инстаграме, форсквере, в жж, ярушке, тумблере, кворе, да вы и сами знаете, Илья одним из первых пробовал всё.

Он вместе с другими хорошими людьми придумал Кубок по поиску в интернете, и я не только долгие годы им болела (и ведь не только я, ребята!), но именно Кубок безвозвратно изменил мою жизнь к лучшему.

Сначала простым участником и преданным зрителем, затем финалистом, а потом в составе жюри я каждый год получала от этого события небывалый заряд всего на весь год. В жюри Кубка мы сидели рядом, однажды даже за одним ноутбуком. Помню, что он неуютно себя чувствовал, когда на сцене рассказывали об истории Яндекса высокопарными, на его взгляд, словами. «Бронзовеем!» — громко шептал Илья. Или скромничал: «Ну всё, сейчас и мне придется говорить!»

Пока шел Кубок, мы вместе искали ответы на вопросы, смеялись, читали стихи (Илья любил и умел найти подходящее к моменту произведение), переживали за участников (Twitter), ёрзали на стульях, писали твиты или, например, обсуждали новые интерфейсы Я.Новостей и Я.Пробок. Когда участникам доставались вопросы, придуманные лично Ильей, он радовался, как ребенок, просто сиял, но вместе с тем переживал, не слишком ли трудная задача, а вдруг наоборот?

В конце игры я говорила Илье: «Спасибо за Кубок», без уточнений. Но это всегда было спасибо за всё: за игру, за доброту, за внимание и за мою новую жизнь.

Илья, спасибо за Кубок!

И почитайте Исигуро, Илья его очень любил.

Катя Кленкина

* * *

Периодически сталкивались с Ильёй в коридорах Яндекса, кафе Лебедева и на мероприятиях. «Привет, Илья», — пожалуй, максимум, что я ему говорила.

Так и помню картину: Илья стоит, прислонившись к стене, вокруг него энное количество «яндексоидов», которым он бурно что-то рассказывает. В его взгляде, речи и поведении были такие открытость и теплота, что хотелось подойти и поделиться чем-то своим, спросить совета.

Но так и не осмелилась, останавливала себя — слишком занятой, да и птица не моего полёта. Однако сама возможность когда-нибудь так сделать грела неимоверно, и, пусть я давно не в Яндексе, это всё равно было возможно. А теперь нет. Теперь не получится даже произнести то простое: «Привет, Илья».

So sad.

Марина Герваси, ранее сотрудница Яндекса

* * *

Я ценил каждую минуту, которую мог быть с Ильёй. Хотя мы виделись только четыре раза по несколько часов, я думаю о нем как об одном из моих лучших друзей. На все мои вопросы о поиске он знал ответы, потому что уже когда-то решил подобные задачи. Иногда я задавал глупые вопросы, но Илья мне всё серьёзно объяснял, не меняясь в лице и не подшучивая надо мной. Большое количество инноваций принёс в Сезнам именно Илья!

Душан Яновски, команда поиска в Seznam.cz

* * *

Я познакомилась с Ильей 6 июля этого года — буквально три недели назад.

Моя дочь и его дочь Ася учились в одной школе, и в этот день у них был выпускной бал. Я не знала, что Илья столь значимая личность. Для меня он был папа школьной подруги моей дочери. После ужина зашел разговор о поэзии. Вспомнили журнал «Юность» 80-х годов выпуска. Я припомнила и воспроизвела несколько четверостиший из стиха Евгения Бунимовича, который печатался в те годы в журнале «Юность». Илья очень удивился и сказал, что он тоже помнит это стихотворение с тех пор. Мы обменялись визитками. А через три недели случилась трагедия... И уход человека, которого я знала несколько минут, стал трагедией и для меня. От него исходил свет и невозможно поверить, что этот свет погас...

Светлая память!

Дай Бог сил семье пережить это горе!

Виктория Суркова

* * *

Мы дружили с Илюшей со школы, четыре года сидели за одной партой. А потом вместе делали Яндекс. Сегодня ночью его не стало. Все случилось слишком быстро и неожиданно.

Последний раз он выступал перед нашими cтамбульскими ребятами в прошлый четверг. Он вышел и сказал: «Здравствуйте, меня зовут Илья». Все засмеялись, и он рассказал про поисковую платформу «Острова».

Не знаю, чем можно заменить его энциклопедичность в технологиях и чистое видение продукта. Но он оставил за собой целое новое поколение программистов, целую школу. А его этические стандарты задали уровень всем нам.

Аркадий Волож, 25 июля 2013

* * *

Илья был первым, с кем мне посчастливилось познакомиться, «войдя» в отрасль. Это был РИФ/КИБ. Мы с другом, еще зеленые маркетологи, стояли и обсуждали Wi-Fi, когда подошел Илья и присоединился к обсуждению. Ругался и объяснял, как сделать лучше.

Уже потом, спустя пару лет, мы с ним говорили о помощи детям, как интересно и сложно жонглировать и что мало тех, кто внутри себя чувствует себя самим собой. Он всегда был позитивен и настроен решительно. Хотя у меня нет ни одного кадра, на котором он улыбается, я уверен, что в душе он жил и нес свет.

Матвей Алексеев,
исполнительный директор
Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры Интернета

* * *

Я очень благодарен жизни за возможность познакомиться и работать с Ильей. В течение полутора лет я был его банкиром, и за это время Илья меня всегда поражал своей жизненной позицией и одержимостью Яндексом. Больше всего запомнились его бесконечные переводы на благотворительность: то на строительство площадки, то на закупки игрушек. Илья мне дал возможность понять, что систему можно изменить — просто начни с себя. После последней сделки я уволился из банка.

Илья, спасибо, что ты был в моей жизни!

Александр Соколов

* * *

Быть с Ильей в одной компании целых 10 лет — само по себе большая удача. Но мне повезло вдвойне — довелось работать с ним не над интернет-сервисами, а над тем, каким Яндекс должен быть как место работы, как организация, как работодатель для инженеров.

Во всём, что мы обсуждали, Илья излучал бесконечные гуманизм и любовь к людям. Ему было крайне важно, чтобы любому сотруднику в Яндексе было хорошо — но не пресыщенно, а просто комфортно. Илья во всем проповедовал умеренность, не любил излишеств и напускного, открыто порицал даже самые лёгкие проявления снобизма в коллегах. Сам всегда сидел в open space на самом проходе, всегда готовый поговорить с любым, у кого возник вопрос. Настаивал, чтобы все сотрудники пользовались равными льготами и возможностями: и в столовой, и на парковке, и в праве на перелёт бизнес-классом не должно быть никакой «цветовой дифференциации штанов».

Илья говорил: «важно не на что ты способен, а что ты сделал», «не бойтесь нанимать сотрудников умнее себя», «здесь принято убеждать, а не приказывать» и «не убедил — значит, оставляем как есть, даром что я начальник». В принятии решений ценил широкий консенсус. Илья искренне верил, что без полной демократии в работе не добьёшься успеха ни на каком исследовательском фронте. Особенно если всерьёз конкурируешь с мировыми гигантами.

Жаль, что Илья не преподавал. Любая бизнес-школа немало отдала бы за лекции о том, по каким принципам построена компания «Яндекс» и как удалось воплотить эти принципы в жизнь. Многим российским компаниям было бы полезно перенять у Яндекса заботу о сотрудниках, как один из главных принципов работодателя.

Но даже внутри компании Илья не читал лекций об управлении — только о поиске. Он считал себя инженером, а не менеджером. И просто брал и делал так, чтобы всем в компании было хорошо.

Денис Юркин, экс-Яндекс

* * *

Я знал Илью двадцать лет. Это был один из самых добрых, умных, необычных и пронзительных моих родственников. Таких людей в нашей жизни очень мало. Я непростительно мало с ним общался — и он, и я посвящали работе слишком много времени. Мы все крепко обнимаем его детей и продолжим помогать им в жизни. Мария всегда может рассчитывать на наше скромное, но надежное плечо. Покойся с миром, Илья. Нам будет тебя очень не хватать.

Иван Горбунов, МИД

* * *

Я с ним познакомился двенадцать лет назад. Ему было 36, он был техническим директором одной из самых известных фирм России, а я был студентом, и мне было двадцать, и он почти сразу же, спускаясь в метро после одного из первых семинаров Центра лингвистической документации, заговорил со мной на «ты». Рассказывал про выдачу Яндекса, про то, что кто-то умело поставил гиперссылку так, что на запрос «жопа» выдавался первой ссылкой официальный сайт А.Г. Лукашенко. Про отца, который занимался движением тектонических плит, когда это была «буржуазная лженаука», а потом произошла научная революция. Он очень гордился своим отцом, которого брали на самые престижные американские геологические конференции.

Это один из самых сильных умов, с каким был я знаком. Мощный мозг, и при этом ничего демонического. Он моментально вычислял сложности, сроки, распределял этапы работы на «итерации», анализировал политические новости и т. п.

Мы тогда начинали делать Корпус, и исключительно личная, политическая воля Сегаловича — решающая причина того, что он есть. Илья очень подробно всё обсуждал, с интересом участвовал во всех семинарах. Они происходили в Яндексе. «У нас нет цербера на входе — а есть девушка, которая предлагает всем булочки». Маленькая переговорная вроде студенческой забегаловки, всё запросто. Это их первый офис, на Вавилова. Как-то я пришёл в выходные, там было заперто, я позвонил на мобильник: «У меня Яндекс не открывается».

Потом всячески поддерживал и рекламировал в блогах, «хабрах» и прочих айтишных местах новое начинание. Никто не понимал, зачем Яндексу это нужно. Тогда мы начали снятие омонимии. Не было никаких грантов, программ и т. п. И интерес был неослабевающим все эти годы, и помощь колоссальна.

Про его общественную деятельность все знают. Помню сияющую фотографию вместе с женой, стоявшую у компьютера во всех офисах — и на Вавилова, и на Яузе, и на Льва Толстого.

Пусть он здесь, в посте, будет таким — на мгновение задумавшимся во время обсуждения.

Дмитрий Сичинава, Институт русского языка РАН

* * *

Мы дружили с Илюшей со школы, четыре года сидели за одной партой. А потом вместе делали Яндекс. Сегодня ночью его не стало. Все случилось слишком быстро и неожиданно.

Последний раз он выступал перед нашими cтамбульскими ребятами в прошлый четверг. Он вышел и сказал: «Здравствуйте, меня зовут Илья». Все засмеялись, и он рассказал про поисковую платформу «Острова».

Не знаю, чем можно заменить его энциклопедичность в технологиях и чистое видение продукта. Но он оставил за собой целое новое поколение программистов, целую школу. А его этические стандарты задали уровень всем нам.

Аркадий Волож, 25 июля 2013

* * *

Познакомились мы с Ильей и Аркадием Воложем в 1990 году — работали они тогда в компании КомпТек (компьютеры Everex), мы для них выполняли технические работы по обслуживанию компьютеров. Параллельно они уже работали над Яндексом. Нам казалось, что занимаются они неизвестно чем, непонятно, с какой целью....

Потом появился Яндекс, стало понятно, что мы ошибались, а они были правы. После этого следила за Ильей только по публикациям в прессе, по сообщениям от общих друзей и партнеров по бизнесу. Очень жаль, что такой молодой и талантливый человек ушел, ушел так рано...

Мои соболезнования близким — жене, детям, родным.

Светлая память Илье.

Наталья Адаманова

* * *

Мне невероятно повезло познакомиться с Ильей Валентиновичем на конференции по поисковой оптимизации в далёком 2003 году и послушать вживую его доклад о технологиях Яндекс, в частности, о морфологическом анализе текста.

Тогда от него я впервые услышал тезис о том, что приходит новая парадигма работы с информацией: «информация по запросу», вместо забивания головы огромным количеством информации из учебников и библиотек.

Понятно, что тут есть о чем поспорить. Реальные знания и опыт не заменишь на базы знаний. Но можно всерьез задуматься о перспективах развития технологий в областях электронной эрудиции, мгновенно доступных знаний.

Мы некоторое время переписывались по e-mail, я вносил очень наивные предложения по развитию Яндекса. Но Илья Валентинович всегда находил время на ответы и комментарии!

Меня поразило, насколько Илья Валентинович жил в этой теме, насколько серьезная математическая, статистическая, лингвистическая, морфологическая научная база была подведена им и его командой под создание поисковой системы. Команда под его руководством проделала немыслимую работу, чтобы научить компьютерную систему воспринимать и анализировать русский язык.

Вечная память.

Антон Будько, экс-Microsoft