Илья Сегалович

Илья Сегалович

1964 — 2013

Основатель и директор по технологиям Яндекса, создатель первой версии поисковика и автор слова Yandex, эрудит и гражданин с активной жизненной позицией, один из организаторов реабилитационного художественного центра «Дети Марии», отец пятерых детей.


Мы собираем воспоминания об Илье для публикации на этой странице.

Пишите на iseg-memory@yandex.ru


С Ильей познакомился случайно, лет десять назад. Он заказал в нашем (нас двое тогда работало — я и друг) интернет-магазине ноутбук, а я его привез Илье в старый офис, на Вавилова. На тот момент я не знал, кем он был в компании, поговорили с ним минут пять о Яндекс.Маркете, который тогда только появился. Илья был одним из наших первых клиентов из «Маркета», он меня спросил о чем-то, я его тоже — так, несколько слов, все вокруг Яндекса. Вернувшись к себе в офис, я первым делом посмотрел, кем-же был Илья, — очень интересным человеком он мне показался. И, увидев ответ поисковика, я почувствовал себя в роли печника у Твардовского! Думаю, очень здорово, что в момент общения я не знал, кем был Илья: на меня не давило понимание его величины и мы просто поболтали с ним. Я уже не помню разговора — осталась в памяти жизнерадостность и непосредственность Ильи, его взгляд, ощущение силы ума... и это за какие-то пять минут!

Конечно, у меня был его номер и адрес почты, но я никогда не звонил и не писал ему, пока занимался интернет-проектами: у меня было ощущение, что поисковые машины и вебмастера находятся по разные стороны «баррикад»... Прошло несколько лет, я уехал из Москвы и занялся оффлайн-проектом. И вдруг, пару лет назад, в витрине магазина увидел фото Ильи на обложке журнала: на фото он был совсем не таким, каким я его помнил. Я ему об этом написал, добавив «Оставайтесь самим собой!», и получил в ответ «Спасибо за добрые слова!». С тех пор мы пару раз о чем-то коротко общались, и каждый раз у меня было ощущение волшебства. Я сообщал об ошибке в выдаче, а Илья в ответ: «Ага, спасибо, сейчас поправим» — и мне в двух словах объяснял, почему так было... Возникало ощущение сопричастности, я, конечно, не в силах был помочь Яндексу сделать мир лучше, но, если бы в мире все относились к своему делу и к людям, как Илья — мир был бы совсем другим. Таким, наверное, каким его видели Стругацкие или Джон Леннон в «Imagine».

Лучшие уходят первыми, и кажется, что остается пустота. Но это не так: если Илья мог сделать мысли многих людей, с которыми он встретился в своей жизни мельком, лучше — эти люди смогут изменить мир к лучшему.

Василий Терещенко

* * *

Илья спутывал все планы. Он не хотел слушать, казалось бы, разумные объяснения, почему нельзя сделать по-другому. Можно было обижаться, спорить, злиться, но он был прав — всегда можно сделать лучше. Нужно просто брать и делать.

Для меня он всегда будет примером неравнодушного человека. Человека, которому не все равно. Илья делал мир лучше, день за днем, всегда начиная с себя.

Сергей Максимов, ex-Яндекс

* * *

Очень сложно положить на бумагу все мысли и эмоции, которые вызывает имя Ильи Сегаловича. Очень ярко в памяти возникают два образа, две фразы.

«Все люди — хорошие». На заре Яндекса именно этот принцип Ильи был положен в основу работы компании — как в отношениях между сотрудниками, так и в работе сервисов. Доброта и открытость Ильи, как через увеличительное стекло, отразилась и на всем ставшем очень большим Яндексе.

Однажды мы ехали с Ильей в машине, слушая бразильский джаз, обсуждали личные вопросы. Это было довольно тяжелое время — 1999 год. И в разговоре промелькнула реплика Ильи о том, что все его личные поступления на год вперед расписаны для «Детей Марии». Илья был не отвлеченно добрым, а активно добрым человеком. Он старался изменить мир, помочь и делал это изо всех сил.

Илья, свет, который ты излучал, отражается в душах очень многих людей. Ты будешь всегда с нами.

Вадим Богданов

* * *

Знал Илью очень немного и недолго. К скорби родных и близких, к скорби Яндекса добавлю свою: Илья только-только стал независимым членом Совета «Династии»...

Борис Зимин

* * *

Илья Сегалович — со-основатель Яндекса, его душа. Движущая сила технологического образования в России. Герой в семейной жизни. Он не афишировал свои благотворительные проекты, но сделал там не меньше, чем в Яндексе.

В 2006 году Илья сделал первую в стране программу грантов для съемки университетских курсов на видео. Я был одним из участников этой программы. В 2007 прошла первая школа по поисковым технологиям RuSSIR, там мы познакомились лично. Илья — добрый ум. Такой глубокой моральной силы и способности воплощать идеалы в реальность я ни в ком больше не встречал.

Ильи не стало, но тысячи людей сделают больше и будут добрее, потому что в их жизни была встреча с Ильей.

Спасибо за всё.

Юра Лифшиц, Зона действия

* * *

Я была знакома с Ильей и очень-очень хорошо помню наши с ним разговоры во время его визита в Минск — когда Яндекс впервые официально приехал в нашу страну, в Беларусь.

В тот раз мы встречали Илью в составе «делегации» огромным лосем.

Я до сих пор помню его горящие глаза, энергичность, эрудированность, готовность рассмотреть все возможные точки зрения, чтобы прийти к самому правильному, эффективному и полезному решению — не только для Яндекса, но и для его пользователей. Илья заряжал энергией и энтузиазмом не только при личных встречах, но и онлайн — в том же твиттере. Это может звучать странно, но с тех пор (и теперь навсегда) исключительно белорусская тема о тарашкевице у меня ассоциируется только с Ильей.

Я искренне соболезную семье и всему Яндексу в связи с такой потерей. Не знаю, что еще можно добавить, но скорблю вместе с ними...

Алена, друг Яндекса в Беларуси

* * *

Я Илью никогда не видела и не знала лично. А просто однажды, лет пять или шесть назад, утром завтракала в каком-то кафе во Владикавказе. И случайно, сама не помню как, оказалась за одним столом с красивой женщиной с кучей детей. Она рассказала, что звать ее Мария, и что вот это все ее дети. Что у нее и у ее мужа Ильи есть фонд, который так и называется «Дети Марии». И это их приемные дети. Что Илья — один из со основателей Яндекса — она уже вскользь как-то упомянула.

Я запомнила мальчика Лешу аутиста. Другие дети тоже были необычные, но так не запомнились. Еще я помню, как тогда подумала про мужа Марии: какой же замечательный, надо думать, этот Илья.

Покойтесь с миром, замечательный Илья!

Ольга Боброва, "Новая Газета"

* * *

Я познакомился с Ильей в 1975 году в Алма-Ате в ВИРГЕ, где в то время жил Илья со своими родителями, а наша семья переехала в дом по соседству с ним.

Хорошо запомнил детские игры, которых было множество, а смысл игр и правила придумывал Илья. В школьные годы мы уехали из Алма-Аты в другой город. Вот тогда я понял, как важно, чтобы рядом был такой человек, как Илья. К сожалению, была надолго потеряна связь с Ильей.

Сравнительно недавно, где-то в 2008 году я случайно нашел Илью в одной из соц. сетей. Он ответил мне, сообщил о своей причастности к Яндексу, писал о своих планах. Это было для меня приятным сюрпризом, так как в то время я не знал что Яндекс так связан с Ильей, а пользовался им постоянно.

Считаю, что мне повезло, что детский период прошел у меня в постоянном общении с Илей. Таких увлеченных людей с энциклопедическими знаниями и великолепным чувством юмора трудно найти, и вокруг них собираются единомышленники, то есть те, кто близок по взглядам, по духу. Я уверен, что все те, кто в разные периоды в своей жизни общался с Ильей, будут вспоминать его добрым словом, а успешная работа Яндекса позволит реализовать его задумки и продолжить то что было начато.

Мои соболезнования!

Виктор Рехемяе

* * *

Я не помню, когда мы познакомились, наверное, лет 15 назад. Мы не были друзьями, даже приятелями — просто знакомыми, которые пару раз в год обменяются несколькими репликами вживую или в онлайне в ЖЖ. И тем не менее мне почему-то настолько было важно мнение Ильи о разных вещах и людях, что я, бывало, нарочно искал его высказывания на какую-нибудь тему, чтобы проверить своё мнение, как на оселке. Бывают люди, с которыми не надо съедать пуд соли, чтобы понять, что им можно довериться, а на их мнение — положиться.

Помню, как он весело меня убеждал пару лет назад попробовать использовать Твиттер, который мне не нравился. Илья говорил мне, что «не нравится» — это слова не из лексикона закоренелых гиков со стажем, и что Твиттер как раз для таких вот старпёров, как мы с ним. И вообще, начните его использовать, и он не понравится вам еще больше, вы его просто возненавидите! И в этот момент вы поймете, как можно сделать лучше и удобнее — тоже ведь результат. Поменяете, мол, мир к лучшему.

Он-то точно умел менять мир к лучшему.

Несколько месяцев назад я, не зная о его болезни, пристал к нему с бестактным вопросом, каких событий он опасается в ближайшем будущем (собирал мнения крупных айтишников на эту тему). Илья устало ответил, что слишком много сейчас у него всего крутится в голове, не может собраться с мыслями. «Нет сил, Егор, выдать хороший текст, а просто отделаться отпиской не хочу, прости меня, пожалуйста». Даже в тяжелые для себя моменты вежливый и внимательный (как в этом письме), он вполне был способен дать очень резкий отпор дуракам и невежам, а не мямлить по-интеллигентски, как многие из нас.

Илья был классный. Многим тысячам людей его будет сильно не хватать. Я вообще не могу представить себе ни одного человека, который знал Илью и может при этом сказать о нем что-то плохое. Именно такие уходят раньше всех — это ужасно несправедливо и больно.

Егор Быковский, главный редактор журнала "Наука в фокусе"

* * *

Я экс-сотрудник Яндекса. Хотя бывших яндексоидов и не бывает. И вместе с вами я плачу и вспоминаю об Илье. Я очень рада, что мне удалось пообщаться и немного поработать с таким прекрасным, умным и добрым человеком.

Помню первую с ним встречу. Мы сидели в маленькой переговорке на 4 этаже и обсуждали что-то важное. Но с Ильей нельзя было долго говорить серьезно. Он начал качаться на стуле и наматывать на шею разноцветные декоративные веревочки, развешенные вдоль стены. А в другой раз сказал, что он не может смотреть презентацию, пока не разместит все иконки рабочего стола на моем ноутбуке в правильном порядке, т.к. его это отвлекает. Улыбаюсь сквозь слёзы...

Он был потрясающий. И еще ему было не все равно. Не все равно, что происходит в стране и он предлагал варианты проведения честных выборов. Он очень болел за нашу науку и переживал за молодых ученых, хотел сделать так, чтобы им хотелось заниматься наукой. А сколько он сделал для поддержки детей-сирот! Меня потрясает его мужество. Даже когда он уже болел, он продолжал заряжать остальных позитивом и своей доброй энергией.

Когда не знаешь, этично ли ты поступаешь, то всегда можно подумать: а что бы сделал/сказал в этом случае Сегалович? Он пример того, как можно жить, думать, любить, общаться, работать и как не испортиться от денег и известности. Как быть «totally uncool» и не только смеяться в лицо лицемерам, эгоистам и ворам, но и бороться с ними. Я не представляю, как человек мог быть так красив внешне и так прекрасен внутренне. Мы плачем, потому что мы боимся забыть, что такие люди бывают.

А еще я помню это странное ощущение. На встречах с Ильей все в комнате были словно старше его. У него были десятки неожиданных крутых идей. И окружающие приземляли его, говорили о сроках, бюджетах, ресурсах. И чувствовали себя на свои 150 лет. А он говорил о людях, вдохновении, успехах, полете к новым звездам. На сколько лет чувствовал себя он?

Дарья Богомолова

* * *

Мы были знакомы, но не очень близко — пересекались сначала на пресс-конференциях, а потом, когда я пришел в Яндекс, на совещаниях и общих встречах. И благодаря этому я узнал его удивительную черту — он знал каждого и прислушивался к каждому. Ты всегда мог рассчитывать на то, что тебя выслушают и отнесутся всерьез.

Это были доброта и доброжелательность, сконцентрированные до невообразимой плотности в одном человеке. Мне кажется, этим отношением он заражал и Яндекс, привносил теплоту в это общежитие умников. Мне будет очень не хватать его понимающего взгляда.

Саша Амзин

* * *

Илья учился с моим сыном Женей Матвеевым в РФМШ, г. Алма-Ата. Руководила ими классная дама Валентина Афанасьевна — отличный математик и вдумчивый педагог. В то время школа высоко котировалась в Средней Азии и СССР, проводилась Всесоюзная физико-математическая олимпиада. Это был пик образованности страны.

Россия потеряла сына, в которых она так нуждается сейчас. Скорбим и низко кланяемся семье Сегаловичей, воспитавшей сына, заглянувшего в будущее.

Ричард Павлович Матвеев

* * *

Уход Ильи — невосполнимая утрата для Яндекса, да и всего российского IT. Нет и не будет людей с настолько гигантским, двадцатилетним опытом строительства продуктов, побед, поражений, строительства успешных команд, доведения новых идей до пользовательских продуктов. Нет и не будет людей, которые бы с такой энергией и любовью строили компанию. Не стало удивительно веселого, умного и порядочного человека. Человека, который запрещал всем нам прятаться от огромного и сложного мира за гробовой доской регалий, бюрократической машины, прошлых успехов, стажа, стратегий и политик и т.д. и т.п.

Мне повезло почти шесть лет видеть, как Илюша работал, слушать его, спорить с ним, получать от него нагоняи, да и просто шутить, обсуждать политику и книги. Почему-то в этот тяжелый момент в памяти всплывают два ярких эпизода.

Была осень 2006-го года. Это было уже поздним вечером, в офисе почти никого не было, в нашем кусочке openspace на Самокатной остались только я и Илья. Я, как всегда, писал код, Илья — письма. Все изменил Антон Самохвалов, тогда еще работавший над Яндекс.Маркетом. Он вбежал к нам и мгновенно несложным провокационным вопросом заставил Илью спорить с ним о том, как сделать поиск лучше. Разошлись мы уже поздней ночью, я узнал о поиске больше, чем за предыдущее двадцать лет, в голове был список задач, с которыми мы всей командой справились только через лет пять. В этом был весь Илья.

Второй эпизод произошёл там же, на Самокатной (как же безумного хорошо и интересно было там тогда). Опять поздний вечер, когда никто не прерывается на встречи. Опять мимолетный спор, и Илья начинает рассказывать про то, как был построен Яндекс. Это был очень Илюшин рассказ: без героизации, с шутливым самобичеванием, иногда улетающий в технические подробности. Постепенно в нашем openspace собрался весь засидевшийся за полночь офис.

Спи спокойно, Илюша. Мне будет тебя не хватать. Спасибо и прости.

Дэн Расковалов

* * *

Я очень благодарен жизни за возможность познакомиться и работать с Ильей. В течение полутора лет я был его банкиром, и за это время Илья меня всегда поражал своей жизненной позицией и одержимостью Яндексом. Больше всего запомнились его бесконечные переводы на благотворительность: то на строительство площадки, то на закупки игрушек. Илья мне дал возможность понять, что систему можно изменить — просто начни с себя. После последней сделки я уволился из банка.

Илья, спасибо, что ты был в моей жизни!

Александр Соколов

* * *

Я помню Илью с конца 80-х почти мальчиком, которого приводила в восторг возможность заставить компьютер делать то, что хочешь. Он горел этим и зажигал других ребят.

Позже меня восхищали его искренность и доброта. Совсем у немногих людей эти свойства столь активны, как у Ильи — его честность, порядочность и доброта никогда не были словами или позой, а только реальными делами. 
Без него Яндекс был бы совсем другой компанией. Я надеюсь, что с уходом Ильи Яндекс сохранит всё то, что он многие годы создавал и поддерживал.

Аркадий Борковский

* * *

Я видел Илью только два раза в жизни. Ровно две недели назад в рамках Tolstoy Summer Camp я сидел на лекции в первом ряду и слушал о его стремлениях и планах. Кто-то задал вопрос: «А почему дизайн у сервисов Яндекса не единый?» Илья ответил: «Ой, да. Пожалуйста, не говорите — это то, из-за чего у меня самого болит сердце, и мы скоро это исправим».

Илья очень ярко рассказывал об Островах и говорил, как он ждет их появления. Я сидел прямо перед ним и смотрел как он крутил в своих руках зубочистку. Он несколько раз смотрел прямо на меня, рассказывая что-то. После выступления я подошел к нему, желая задать хоть какой-то вопрос, чтобы услышать что-то от такого человека, как он, лично мне. Была очередь и организаторы торопили его. Я стоял в метре он него и хотел сказать что-то, перебив кого-то, а он смотрел на меня и улыбался, будто говоря: «Ну, парень?! Давай, скажи!» Я так и не сказал.

На следующий день я опоздал — места были только в конце. Я сел на предпоследний ряд. Случайно обернувшись, я увидел, что на последнем ряду сидит Илья Сегалович. Я посмотрел на него, и он точно так же улыбнулся, будто говоря «ты что-то хотел?». Я понял, что у меня может больше не быть шанса с ним поговорить. Я встал, обошел ряд и сел рядом с ним. Меня всего трясло — я безумно волновался. Я рассказал ему что-то о себе, запинаясь, и попросил совета и помощи. Он сказал написать ему в Фейсбуке. Я поблагодарил его, встал и опять сел перед ним. Меня все еще трясло и я вбивал в Яндексе «Илья Сегалович facebook». Потом я еще развернулся к нему с телефоном и сказал, что я смогу написать сообщение и что добавил его в друзья. Он сказал «хорошо».

Потом Илья рассказывал о том, как он уехал в Москву поступать, и не поступил в МГУ. Это было мне невероятно близко, я чувствовал сильную симпатию к человеку, которого я видел второй раз в своей жизни.

Давлетшин Самат, Tolstoy Summer Camp

* * *

Я знал Илью двадцать лет. Это был один из самых добрых, умных, необычных и пронзительных моих родственников. Таких людей в нашей жизни очень мало. Я непростительно мало с ним общался — и он, и я посвящали работе слишком много времени. Мы все крепко обнимаем его детей и продолжим помогать им в жизни. Мария всегда может рассчитывать на наше скромное, но надежное плечо. Покойся с миром, Илья. Нам будет тебя очень не хватать.

Иван Горбунов, МИД

* * *

Я один раз видел Илью, и не забуду это никогда. Я представить не мог, что такой великий человек может быть таким скромным. Я много слышал о нем, много читал о нем, но не знал его в лицо. И, когда во время конференции докладчик со сцены перенаправил вопрос к Сегаловичу (а он стоял в зале прямо около меня), я с изумлением посмотрел на него. Я и подумать не мог, что человек, который ходил по залу и передавал микрофон, — это и есть Сегалович. Я был поражён! Это мгновение я не забуду никогда. Он перевернул во мне представление о скромности. Очень жаль, что Бог забирает у человечества таких людей (он, Джобс), они еще много могли сделать для всех!!!

Даниелян Арман

* * *

Я не знал лично этого человека, но в 2007 году боролся с его прогрессивным мышлением и профессионализмом, разрабатывая чёрные методы раскрутки и накручивая Директ... Знаю, что именно он не дал прожить моей паразитарной системе дольше 3 месяцев. Он велик, ибо один разгадал ту угрозу, которую в своё время создали мы…

Ты победил нас, ты победил всех, ты создал и ты устоял! Прости за нашу работу против твоего детища — великолепного IT-проекта современной России.

Артур Ахметзянов

* * *

Я знал Илью около двух часов — ровно столько, сколько времени занимает перелет из Москвы в Варшаву. Это было 22 июня 2011 года. Илья направлялся вместе со своим отцом в Белосток, откуда Валентин Ильич вынужден был уехать 70 лет назад.

Мы всю дорогу болтали о книжках и фильмах, о войне и обществе, спорили, шутили. И я даже не понимал, кто этот умный, тактичный и компанейский человек — фамилий мы не называли. Уже в Варшаве, когда Илья отлучился, чтобы найти и подогнать такси, я поинтересовался, почему они оба в фирменных футболках-поло с логотипом «Яндекса». Валентин Ильич не без кокетства ответил: «Ну, Илюше сам Бог велел, Сегалович все-таки. Ну, и мне от фирмы одежка перепала».

Когда Илья вернулся, я ляпнул что-то про IPO (тогда это была одна из главных новостей месяца). Илья притворно вздохнул: «Ну, вот, раскололи инкогнито,» — и с подозрением посмотрел на гордо улыбающегося папу.

Еще пара реплик, обмен визитками, рукопожатия, приличествующие случаю пожелания... И все, разъехались.

Дорогие Валентин Ильич, Мария, сотрудники Яндекса! Примите мои соболезнования. Это очень большая потеря. В первую очередь — человеческая. Даже для меня, знавшего Илью всего два часа.

Светлая ему память!

Александр Мнацаканян

* * *

Совсем недавно, чуть больше полугода назад, сделала первый сайт. На нем метрику, училась у Яндекса смотреть статистику и все такое. И вот появились Острова. А там — ролик. А в нем — потрясающе улыбчивый человек, от которого веяло «все-получится» настроением! Такие, знаете, добрые глаза. А через несколько дней — узнала кто он. А потом — что умер.

Но даже за этот короткий срок Илья вдохновил меня своим жизненным теплом. И я мучила Яндекс в поисках чего-то о его состоянии. Непередаваемое чувство причастности, общности. Пусть земля ему пухом будет…

* * *

Мы с Ильей были соседями по лестничной площадке. Когда заселялся дом, я знакомился с соседями — и зашел к ним в гости. В большой дружной семье, в которой много детей, царила атмосфера веселья и равноправия. Илья интересно общался с людьми — ему было с человеком либо интересно, и тогда он не смотрел на разницу в возрасте, положении; либо неинтересно — и тогда он не общался.

Сначала я не знал, кто мой новый сосед — просто интересный человек, с которым можно приятно пообщаться на самые разные темы. Когда узнал, сначала удивился, насколько непафосным был такой большой человек. Это потом я понял, что для Ильи была другая мера вещей, людей и их поступков.

Попав в офис Яндекса и увидев происходящее там, я понял, что Илье удалось создать на работе второй дом, где все равны и все ценны.

Нам будет не хватать Ильи — такие люди большая редкость.

Светлая ему память…

Аллан Попович, технический директор TETAGROUP

* * *

В Илье меня всегда поражала уникальная способность к постановке и решению практически любых проблем, связанных с компьютерными технологиями, основанная на колоссальной эрудиции в этой области. Практически по каждой из этих технологий он мог привести множество самых современных публикаций и рассказать их основное содержание. С ним было абсолютно невозможно соревноваться на этом поприще, хотя и очень хотелось.

Илья очень любил сложные задачи из компьютерной лингвистики и был готов часами обсуждать всевозможные подходы к их исследованию и разработке. Собственно, мой приход в Яндекс и состоялся из-за того, что у нас сначала были очень разные взгляды на одну из таких задач, и Илья, заинтересовавшись (за что я ему очень благодарен), предложил посоревноваться, кто больше прав. В результате мы нашли очень интересное решение, которое объединило первоначальные противоречия.

Он вообще обладал необычайно развитой лингвистической интуицией, которая позволяла ему «генерить» массу оригинальных и хорошо продуманных вариантов ответов на самые нетривиальные языковые вопросы, связанные с обработкой ЕЯ-текстов. Так было и с поиском лучшего алгоритма определения нечетких дубликатов, и с восстановлением оригинальной орфографии иностранных имен и названий по русским транскрипциям, и задачей снятия омонимии, и со многими другими, которые мне посчастливилось с ним обсуждать, и некоторые даже совместно публиковать.

Но самое главное, что он был, прежде всего, очень глубоким и простым в общении человеком, с которым всегда было чрезвычайно интересно обсуждать самые различные темы (помимо рабочих вопросов) — от анекдотов и спорта до литературы и философии.

Юрий Зеленков, Яндекс

* * *

Илья запомнился как Человек, который делает праздник, где бы он ни появлялся. На корпоративных вечеринках или поездках в детский дом я знала: Илья с нами, значит будет интересно и весело. Он сделал мир вокруг себя лучше. Талантливый во всем, добрый, обаятельный.... так грустно, что теперь надо добавлять «был».

Спасибо ему за все!

Ирина Бахметьева, Яндекс

* * *

Я узнала Илью на Летней Школе Владимира Потанина 2013. Он приезжал к нам и рассказывал сотням молодых студентов со всей страны о своей жизни, Яндексе, о том, чего стоит ждать от жизни, а чего нет. Легко и по-отечески учил нас тому, что «правильные вещи делать не так уж трудно».

Илья до последнего момента оставался жизнерадостным человеком, болел работой. Да. Илья болел работой. Ничем другим.

Алла Корчевая. Студентка. Стипендиат фонда Владимира Потанина